«Будущее финансового сектора за теми,
кто обучает и защищает потребителя»
Интервью с Гузелией Имаевой, генеральным директором Аналитического центра НАФИ


Как кризис научил россиян считать собственные деньги, почему молодежь верит биткоину и каким будет будущее финансового сектора в России? Об этом и многом другом – в интервью с Гузелией Имаевой, генеральным директором Аналитического центра НАФИ
Сколько финансово грамотных людей в стране?

Порядка 12-15% населения. Это люди, у которых есть хорошие знания о финансах, и они их эффективно применяют в жизни.

Как кризис повлиял на финансовое поведение большинства населения?

Опросы показывают, что сначала была растерянность, паника, люди не знали, что делать. В условиях обесценивания рубля люди стали меньше сберегать денежные средства, все побежали покупать продукцию, пытаясь зафиксировать свои денежные средства хотя бы в чем-то материальном. Потом ситуация успокоилась. Люди осознали, что не так все страшно.

Но 2014 год был хорошим уроком. Наши замеры показывают, что в последующие годы респонденты стали более рационально подходить к своему бюджету. И одновременно более критично оценивать свою финансовую грамотность, чем до 2014 года. Мы называем это эффектом Сократа, когда человек понимает, что он знает, что ничего не знает. Это первый шаг к более рациональному отношению к своим финансам.
Первый шаг к финансовой рациональности - эффект Сократа, когда человек знает, что ничего не знает
Какие категории наиболее уязвимы в условиях кризиса?

Люди старшего поколения, пенсионеры, люди с низким уровнем дохода. В силу возраста, невысокого уровня доходов и финансово-технической грамотности, они менее привлекательны для финансовых институтов.

Мигранты. Хотя их много в стране, так или иначе они не могут здесь себя полноценно проявить и воспользоваться возможностями, которые дает финансовый рынок. Если пенсионеры часто не знают как воспользоваться доступными услугами, то мигранты зачастую не могут это сделать по формальным причинам.

Жители села, где «два в одном»: и доходы низкие, по сравнению с мегаполисами, и нет финансовой инфраструктуры.

Отдельно выделяем детскую аудиторию, молодежь. В силу эффекта «розовых очков». Они с легкостью вовлекаются в проекты, которые обещают большую доходность. Например, в покупку биткоинов. Наше исследование показало, что молодежь, особенно мужская часть, готова активно его покупать, завышая выгоды и преуменьшая риски такого инструмента.

Какие есть региональные различия?

Например, Северо-Запад долго присматривается к новым возможностям на финансовом рынке, а вот Дальний Восток, в силу близости к азиатской части с ее стремительным и доступным технологическим развитием, очень быстро осваивает всё новое.

Есть Юг России, где высока доля неформальных практик, и люди меньше доверяют банкам и другим финансовым организациям. Сибирь и Центр России еще более консервативны, чем Юг, но при этом уровень финансовой грамотности у них выше.

Яркий пример Республика Якутия, где очень хорошо развита платежная инфраструктура. Одна из основных причин – суровый климат. В Москве может инкассатор работать, а в Восточной Сибири, где минус 50 зимой, эффективнее всё переводить а безналичный расчет, потому что это колоссально сокращает издержки на инфраструктуру и нагрузку на человека.

У нас большая страна и мы все очень разные.
Северо-Запад России долго присматривается к новым возможностям на финансовом рынке, а вот Дальний Восток, в силу близости к азиатской части очень быстро осваивает всё новое
Культурные практики имеют значение?

Конечно. Я недавно вернулась из Минска, там была встреча представителей национальных банков стран СНГ. И там мы, в частности, говорили про опыт Киргизии. В их культурной традиции большие свадьбы и похороны. При среднем уровне зарплаты в двести долларов свадьба стоит десять тысяч. Люди для этого специально берут кредиты, и это отдельный банковский продукт в этой стране. В результате молодая семья начинает двигаться по жизни с долговой ямы.

Как изменяется финансовая грамотность в стране?

Это сложный феномен, который быстро не меняется. Но отдельные индикаторы демонстрируют позитивную динамику. Например, система страхования вкладов. Пять лет назад немногие знали, что такое система страхования вкладов, а сегодня это уже такой «мастхэв», который стал основой доверия к банковской системе.

И что, отзывы лицензий не повлияли на доверие населения к банкам?

Когда были первые отзывы лицензий, уровень доверия, конечно, резко упал. Люди испугались, – что будет с нашими деньгами. Но потом посмотрели, что ничего с ними не происходит, что есть гарантия возврата на миллион четыреста, и сегодня пертурбации на финансовом рынке их больше не пугают.

Пять лет назад мы наблюдали ситуацию, когда люди, имеющие сбережения, предпочитали хранить их дома. Сегодня, наоборот, у нас преобладает доля людей, которая несет деньги в банковский сектор. Сегодня уже более 80% населения являются пользователями банковских услуг.

Неформальные финансовые практики сохраняют значение?

Наличие банковской карты, кредита, не исключает того, что человек будет давать взаймы или брать в долг у друзей, соседей. По нашим исследованиям, тридцать процентов населения три-пять раз в год либо дают, либо берут в долг. Но сумма в среднем небольшая – около десяти тысяч рублей.
Будущее финансового сектора за теми, кто придерживается принципа – упрощай, обучай и защищай своего потребителя
Не могу не спросить про криптовалюту…

Мы пытаемся изучать этот вопрос, и видим, что это модная, особенно среди молодежи, тема. А значит, появляются мошенники и растут риски, которые государство, в отличие от банковских, не страхует и в случае чего помогать не будет. Именно поэтому так важны проекты по развитию финансовой грамотности, которые учат сопоставлять выгоды и риски.

Каким будет будущее банковской системы страны, что станет движущей силой ее развития? Может быть, новые технологии?

Мы часто сталкивались с тем, что игроки рынка ругают потребителя за его безграмотность, а мы говорим – посмотрите на себя. Какие услуги, вы предлагаете, какой они сложности, как вы их доносите до вашего потребителя?

Будущее финансового сектора за теми, кто придерживается принципа – упрощай, обучай и защищай своего потребителя.

Тем более, что современная я ситуация подводит банки к тому, что они начинают работать с разными социальными группами, в том числе уязвимыми.

Смотрят на детскую аудиторию, работают с мигрантами. К пенсионерам пока относятся скептически, но в стране население стареет, а значит банки будут вынуждены адаптироваться к ним. Мы проводили исследования, пенсионерам зачастую сложно пользоваться банкоматом просто потому что там нет подставки или крючка для сумки. Выиграет тот, кто будет лучше понимать потребности и возможности своего клиента.

Беседовал Евгений Хан

Гузелия Имаева

Генеральный директор Аналитического центра НАФИ

Образование: социологический факультет Российского государственного социального университета, Московская международная высшая школа бизнеса «МИРБИС». Президентская программа по подготовке управленческих кадров. Специализация: «Маркетинг: стратегическая устойчивость предприятия на конкурентном рынке». Бизнес-школа Advancia-Negocia (Chamber de commerc et d'Industrie de Paris (CCIP)). АНО «Институт Финансового Планирования», программа повышения квалификации «Методика личного финансового консультирования».

Член Экспертного совета по финансовой грамотности Банка России, Российского общества социологов (РОС), экспертного совета Агентства по страхованию вкладов (АСВ).

Член правления Ассоциации мониторинга качества обслуживания (АМКО), ESOMAR (European Society for Opinion and Marketing Research, Гильдии Маркетолого.

Автор более 20 научных публикаций, десятков статей в области финансового поведения населения и бизнес, Индекс Хирша – 5 (данные РИНЦ). Соавтор книг «100 фактов о финансовом поведении россиян», «Энциклопедия финансового поведения россиян», «Financial Inclusion in Russia: The Demand-Side Perspective», «Дети и финансы».

Победительница IX Всероссийского конкурса деловых женщин «Успех», 2013 год.

Made on
Tilda