Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Российская «операционка» для «интернета будущего»

К 2022 году в России планируется создать национальную операционную систему для устройств интернета вещей. Об этом сообщил «Коммерсант», ссылаясь на имеющийся в распоряжении редакции план мероприятий по программе «Цифровая экономика». Отечественная операционная система должна превосходить зарубежные аналоги по быстродействию, безопасности, отказоустойчивости. Опрошенные изданием участники рынка считают, что такой проект может стоить от нескольких сотен миллионов до 1,5 млрд руб. Мы решили разобраться, зачем нашей стране собственная операционная система и почему она рассчитана именно на «интернет вещей».

«Краткая история интернета вещей» ч.1. (перевод Rusbase)

Что такое «интернет вещей»?

Википедия определяет интернет вещей как систему взаимодействия окружающих нас предметов, которые будут самостоятельно, руководствуясь заложенными в них алгоритмами, осуществлять свои функции. Если говорить совсем просто, то одним из самых ярких примеров «интернета вещей» является холодильник, который самостоятельно заказывает еду по мере того, как она заканчивается.

Интернет вещей быстро стал самой обсуждаемой темой в технологической промышленности. Его цель состоит в том, чтобы превратить все офлайн-продукты, не имеющие связи с пользователем, производителем или внешним миром, в «умные» продукты. Чтобы выполнить эту задачу, компании подключают к интернету все продукты, обновляют и связывают их с другими продуктами.

Почему это так важно?

Ситуация с интернетом вещей сегодня напоминает историю с интернетом конца 90-х, — отмечал в интервью «России будущего 2017→2035″ глава Российской ассоциации интернета вещей Андрей Колесников. — Тогда вдруг внезапно все поняли, что это не какая-то игрушка высоколобых ученых, а новая реальность. Сейчас нами оказалась пройдена точка перелома, когда политики, крупные бизнесмены, мелкие предприниматели – все как бы внезапно осознали, что это инструментарий будущего. Причём практически во всех сферах, где присутствуют так называемые киберфизические системы, то есть, условно говоря, «маленькие помощники человека». В качестве объектов применения интернета вещей может выступать всё, что угодно: упаковка таблеток, автомобиль, самолет, турбина…»

Можно ли описать перспективы «интернета вещей» в цифрах?

Аналитическая фирма Gartner прогнозирует, что количество сетевых устройств вырастет примерно до 26 млрд единиц к 2020 г., по сравнению с 900 млн в 2009. Другая исследовательская компания International Data Corporation заявила, что к 2020 г. доход рынка интернета вещей достигнет 3 трлн долларов.

Интернет вещей может стать одним из факторов роста экономики России, прогнозирует PwC. По ее оценке, распространение таких технологий в ближайшие несколько лет может сократить затраты на 2,8 трлн руб. Экономия может быть и выше, если будут снижены угрозы кибербезопасности, появится регулирование и будут внедрены стандарты «интернета вещей», добавляют участники рынка. «Кумулятивный эффект» от внедрения IoT в экономике РФ составит около 2,8 трлн руб. до 2025 года, следует из отчета PwC. В частности, экономический эффект от внедрения в электроэнергетике составит около 532 млрд руб., в здравоохранении — 536 млрд руб., в сельском хозяйстве — 469 млрд руб., в транспортной отрасли -542 млрд руб.

Какую роль в «интернете вещей» играет операционная система?

Все мы примерно представляем себе разницу между операционной системой Android и, скажем, iOS. При том, что принципы их работы схожи, существует множество различий, которые не позволяют использовать приложения одной системы на другой (разве что при наличии эмуляторов, но это слишком сложный метод). Неслучайно, крупнейшие корпорации — Google, Apple, Microsoft — вкладывают много сил в развитие собственных операционных систем. Это позволяет им задавать правила игры на значительных сегментах рынка: от конфигураций допустимых устройств до протоколов безопасности.

Неужели при таких заманчивых перспективах в мире еще нет операционных систем для «интернета вещей»?

Такие системы есть и их немало. Среди самых известных, например, Tizen, которая развивается при участии Intel и Samsung. Особенно активно ею занимается последняя. Пока что Tizen применяется только в «умных» телевизорах и смарт-часах. Тем не менее, спектр работающих на Tizen устройств может быть крайне широк. Собственная система есть у китайского IT-гиганта Huawei. Даже Google разрабатывает для «интернета вещей» операционные системы, параллелельные Android.

Tizen от Samsung и Intel — одна из самых перспективных ОС для «интернета вещей»

Однако, собственная операционная система «интернета вещей» необходима нашей стране для обеспечения безопасности автоматических систем управления производственными процессами, кроме того, ее создание «поможет сохранить деньги в России», сообщил Андрей Колесников «Коммерсанту».

«Краткая история интернета вещей» ч.2. (перевод Rusbase)

И кто будет разрабатывать нашу операционную систему для «интернета вещей»?

Рабочую группу возглавляет Сбербанк, уточнил «Коммерсант». В качестве ответственных исполнителей в плане указаны Минпромторг, Минкомсвязь, а также отечественные автопроизводители и разработчики программного обеспечения.

Согласно материалам группы, разработка ОС должна завершиться до 31 декабря 2021 года, к этому же сроку планируется выбрать пилотную отрасль для внедрения ОС, а также отрасли для ее тиражирования. В результате должна быть создана «отечественная свободная ОС для использования во всех видах киберфизических систем, превосходящая зарубежные ОС по ключевым параметрам быстродействия, безопасности и отказоустойчивости».

Сколько будет стоить такая работа?

Если использовать имеющиеся наработки, то стоимость такого проекта составит около 200 млн руб., если же брать деньги на разработку у государства, то стоимость может вырасти до 1,5 млрд руб., приводит «Коммерсант» слова гендиректора компании ИВК Григорий Сизоненко. Другой эксперт издания уверен, что в разработку отечественной ОС должны вкладывать средства частные компании. «Это будет значительно более эффективно, чем выделять государственные деньги на госзаказ», — считает гендиректор «Базальт СПО» Алексей Смирнов. При этом значительная часть расходов должна быть связана не с операционной системой, а с обеспечением удобств для разработчиков прикладных программ, которые перенесут на нее свои решения, считает Алексей Смирнов. «Такие вложения реально создают рынок. А разработчики ОС свои решения доведут сами — тут внутренних ресурсов хватит», — добавляет он.

Кто станет основным выгодоприобретателем всей этой работы в первую очередь?

Отечественная операционная система для интернета вещей может пригодиться участникам Национального консорциума развития автономного, подключенного, электрического транспорта. Планируется даже учредить консорциум, в который готовы вступить КамАЗ, ФГУП НАМИ, «Соллерс», «Ростелеком», «Россети».

В сетевом энергетическом комплексе это поможет усилить контроль над подстанциями, линиями электропередачи за счет дистанционного мониторинга. В результате сократятся затраты на эксплуатацию и ремонт, снизятся технологические и коммерческие потери. В сфере производства электроэнергии собственная операционная система интернета вещей позволит уменьшить расход топлива, что сейчас составляет более половины операционных расходов станций. В транспортной отрасли подключенные к интернету автомобили позволят сократить операционные расходы на ремонт и обслуживание, а уберизация грузоперевозок позволит отказаться от услуг экспедиторов.

Рекомендуем