Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Каким должно быть российское здравоохранение?

На этот вопрос отвечает доклад ЦСР «Здравоохранение: необходимые ответы на вызовы времени»

Министерский оптимизм

Выборы прошли. Пора смотреть в будущее. 30 марта министр здравоохранения Вероника Скворцова отчитывалась о проделанной за последние шесть лет работе[1]. Даже если сделать скидку на жанр отчетного выступления, в котором обычно говорят все больше об успехах и все меньше о недостатках, речь министра получилась уж слишком оптимистичной.

Смертность снижается, количество абортов неуклонно уменьшается, люди меньше пьют и курят, больше занимаются спортом, гриппом почти не болеют, все сознательнее относясь к вакцинации и ежегодной диспансеризации. Ближе к пациенту становится первичная медико-санитарная помощь, и даже сельских фельдшерских пунктов стало гораздо больше. Поликлиники становятся комфортнее и оснащеннее, скорая помощь приезжает быстрее, а куда не доезжает она, туда долетает санитарная авиация. Не раз в речи звучали слова «высокотехнологичный» и «инновационный».

Однако даже в этом выступлении, нет-нет, но пробивались странные цифры, например, о том, что износ основных фондов медицинской инфраструктуры на начало 2017 года составил 57 % (больше половины), что 22 % медицинских учреждений в сельской местности требуют ремонта, что износ автопарка — 33 %.

Некоторых тем министр предпочла не касаться. Например, очень мало было сказано о медицинском образовании и почти ничего об успехах медицинской науки.

Это неудивительно, ведь, пожалуй, ключевой проблемой российской системы здравоохранения является кадровый голод, причем на всех уровнях: от высококвалифицированных специалистов до студентов медицинских вузов.

Сегодня студент стал хуже, вне всяких сомнений, — считает главный уролог Минздрава Дмитрий Пушкарь. — Первокурсники с хорошей школьной базой закончились, думаю, в предыдущем десятилетии. Мы же помним, что в 90-е почти половина врачей не работали врачами. Потом многие из них вернулись в вузы и стали учить этих самых первокурсников. В результате сегодня студенты — малообразованные, поверхностные люди. Интернет заменил знания, прочли максимум одну-две книги сверх школьной программы. Если спросить, для чего они пришли в медицину, то большинство не даст внятного ответа.[2]

Качество студенчества — это вопрос к российскому образованию, которое существенно «просело» в последние годы. Впрочем, это только подчеркивает тот факт, что невозможно менять систему здравоохранения в отрыве от других отраслей.


Современная медицина начинается с гуманизации общества

Интервью с Антоном Гопкой, генеральным партнером и сооснователем ATEM Capital


Цифры и выводы

В России устойчиво снижается смертность. Так в 2017 году она достигла 12,4 на 1000 человек[3]. Это самый низкий показатель с 1991 года. Данная цифра примерно в полтора выше, чем среднемировая, однако по данному показателю Россия идет на одном уровне со странами восточной Европы, такими как Румыния, Венгрия или Хорватия[4].

Также по сравнению с 2016 годом снизилась детская смертность, смертность от инфекционных и паразитарных, онкологических заболеваний, от болезней системы кровообращения, органов дыхания и других видов болезней. Рост наблюдается только в некоторых частных случаях, например, на 1,7 % выросла смертность от кишечных инфекций.

Однако эти цифры не должны слишком уж обнадеживать. В естественном движении населения России вновь наметилась печальная тенденция. Если в 2012-2016 годах количество родившихся либо превышало количество умерших, либо уступало в пределах сотых процента[5], то в 2017-м естественный прирост составил -0,9 %.

При этом наблюдается серьезная дифференциация по регионам. Например, на фоне снижения смертности в России она повысилась в нескольких регионах: Калининградской области, Калмыкии, Кабардино-Балкарии, ХМАО, Томской области. Еще более удручающая картина по отдельным заболеваниям. Скажем, в Белгородской области на 14 процентов выросла смертность от инфекционных заболеваний и в 1,5 раза смертность от туберкулеза. Существенно выросла смертность от онкологических заболеваний в Севастополе, Дагестане и Магаданской области.

В России растет средняя продолжительность ожидаемой жизни (с 65,4 года в 2005 году до 72,6 года в 2017 году), а также ожидаемая продолжительность здоровой жизни (сейчас она составляет 63,3 года), однако по обоим этим показателям наша страна находится за пределами первой сотни в мировом рейтинге. Особенно печальна статистика по российским мужчинам, которые в среднем не доживают до 65 лет. По еще одному показателю — индекс активного долголетия — Россия занимает 22-е место среди стран ЕС, обходя всего шесть стран Восточной Европы.

Какие выводы можно сделать из этих цифр?

Во-первых, темпы снижения смертности недостаточны для того, чтобы хотя бы сохранять имеющуюся численность населения. Не говоря уже о том, что Россия, если она хочет развиваться, становиться более экономически успешной, должна заботиться о том, чтобы люди максимально долго оставались здоровыми и активными.

Во-вторых, «средняя температура по больнице» нисколько не утешает жителей тех регионов, которые не имеют доступа к современным и качественным (хотя бы таким же как в Москве и Санкт-Петербурге) способам лечения, медикаментам, оборудованию. Прибавим к этому все нарастающий разрыв между областными центрами и районными больницами, между городской и сельской медициной.

В-третьих, российские мужчины, кажется, здоровы, пока трудоустроены. Разрыв между возрастом выхода на пенсию и средним возрастом смерти минимален, особенно если учесть, что многие продолжают работать и после 60 лет. Это говорит о том, что они не обеспечены соответствующей социальной инфраструктурой, которая позволяла бы им вести полноценную жизнь. В конечном итоге данный факт свидетельствует о том, что забота о здоровье — дело не одного Министерства здравоохранения, это вопрос межотраслевого взаимодействия и, в конечном итоге, государственной стратегии.


«Раньше нас убивали вирусы, теперь мы убиваем себя сами»

Интервью с пульмонологом Василием Штабницким


От распределения к росту эффективности

В любом случае сухие цифры говорят о том, что российская система здравоохранения находится в серьезном кризисе. И даже если она позволяет пока улучшать те или иные частные показатели, уже близок тот момент, когда она уткнется в потолок своих возможностей.

Эксперты Центра Стратегических разработок в докладе «Здравоохранение: необходимые ответы на вызовы времени»[6] объясняют почему.

Сначала о целевых показателях. Эксперты утверждают, что сложившаяся на данный момент система устарела.

Из отрасли, ориентация которой ограничена преимущественно выявлением и лечением заболеваний, охрана здоровья должна стать интегрированной межотраслевой системой, которая способна не только более эффективно решать медицинские и социальные задачи, но и быть одним из главных драйверов роста российской экономики. Сохраняя миссию оказания гражданам помощи при заболеваниях, здравоохранение должно в большей мере обеспечивать их предотвращение и сохранять здоровье граждан, тем самым содействуя максимизации отдачи от человеческого капитала и усилению экономического и политического веса нашей страны. Это потребует новых целевых показателей результатов развития отрасли.

Предлагается выделить три целевых показателя. И реалистичные цифровые значения по каждому из них:

Чтобы достичь этих показателей, нужно совершить определенные и очень решительные действия на четырех стратегических направлениях.

Технологический прорыв в здравоохранении

Новые медицинские технологии, инновационные модели организации оказания медицинской помощи, развитие центров экспорта высокотехнологичных медицинских услуг — всему этому уделяется пока недостаточно влияния. Например, если по числу и эффективности патентов в области медицинских технологий Россия занимает почетное шестое место в мире[7], то в области фармацевтики успехи куда скромнее: наша доля исчезающее мала на фоне таких гигантов как США, Германия, Япония, Франция и Великобритания[8].

Развитие здорового образа жизни

В этой сфере статистика очень радует. Например, по последним данным ВЦИОМ[9], 65 % опрошенных проходили диспансеризацию в течение последних трех лет (в 2009-м — 53 %), 55 % часто или время от времени занимаются физкультурой (рост в 2 раза за последние 10 лет). Люди меньше курят и больше заботятся о собственном питании. Государству с народом очень повезло, и нужно только не сходить с намеченного маршрута.

Обеспечение доступности качественных медицинских услуг

В подавляющем большинстве случаев с теми или иными заболеваниями должен справляться врач, который сейчас называется участковым, к нему граждане обращаются в первую очередь. Изменение роли этого врача, переход к общеврачебной модели участковой службы, — едва ли не ключевой элемент в новой системе оказания медицинской помощи.

Этот врач должен обслуживать как можно меньшее количество пациентов и в то же время обладать куда большим набором компетенций, знаний и технологических возможностей, чем нынешний участковый. Следовательно, участки нужно разукрупнить, чтобы специалист имел возможность знать о каждом пациенте примерно все, уделять больше времени хроническим больным и профилактике заболеваний.

Очень важно, чтобы помощь конкретного специалиста или госпитализация были адресными, то есть назначались только тому, кому это действительно нужно. Для этого, в том числе, необходимо создание реабилитационной медицинской помощи в качестве отдельного структурного звена, а также развитие паллиативной помощи.

Итак, если сейчас основную нагрузку по оказанию медицинской помощи несут узкие специалисты, то в будущем существенная часть ее ляжет на плечи врачей общей практики.

Конечно, подобная реформа потребует развития кадрового потенциала, радикальной трансформации медицинского образования, повышения социального статуса медицинских работников. И это станет возможным только при существенном пересмотре научно-образовательной политики, в конечном счете, при возвращении государственной идеологии к просветительской парадигме, в которой знания и полезные умения (а не их рыночная стоимость) сами по себе оказываются высшей ценностью.


Путин сможет править Россией даже в 90 лет

Про долголетие и медицинские инновации рассказывает врач Ярослав Ашихмин


Повышение эффективности систем управления и финансирования здравоохранения

Российское здравоохранение недофинансировано. По заявлению Владимира Путина, расходы на здравоохранение в 2018 году вырастут с 3,8% от ВВП до 4,1%[10], что заметно ниже уровня расходов в странах ЕС (7,2% ВВП)[11] и ОЭСР (6,5% ВВП)[12]. Но дело не только в этом, считают эксперты ЦСР, а в самой структуре финансирования здравоохранения.

От страховой по названию, но распределительной, по сути, системы финансирования медицинских услуг нужно перейти к системе, обеспечивающей страхование здоровья и мотивацию ее участников к росту эффективности.

Предполагается, что при сохранении существующей сейчас системы обязательного медицинского страхования («базовый набор» медикаментов и «услуг», оказываемых бесплатно плюс «полный набор» для неимущих), будет вырастать новая медицина, финансируемая за счет страховых платежей от более состоятельных граждан.

Если в первом сегменте по-прежнему будет действовать рука государства, распределяющая ресурсы, в особенности среди малоимущих слоев населения, то во втором — рука рынка. Конкуренция, повышения доли частных клиник, усиление контролирующих функций страховых организаций — все это должно способствовать росту эффективности медицинских учреждений.


[1] https://www.rosminzdrav.ru/news/2018/03/30/7544-vystuplenie-ministra-veroniki-skvortsovoy-na-itogovoy-kollegii-minzdrava-rossii

[2] https://www.kommersant.ru/doc/3205843

[3] http://www.gks.ru/free_doc/2017/demo/edn2017.rar

[4] https://www.cia.gov/Library/publications/the-world-factbook/rankorder/2066rank.html

[5] http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/demo21.xls

[6] https://www.csr.ru/wp-content/uploads/2018/02/Doklad_zdravoohranie_Web.pdf

[7] http://www.wipo.int/edocs/pubdocs/en/wipo_pub_941_2016.pdf

[8] https://stats.oecd.org/Index.aspx?DataSetCode=PATS_IPC

[9] https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116757

[10] https://www.gazeta.ru/business/news/2017/12/14/n_10934852.shtml

[11] http://data.euro.who.int/hfadb/

[12] http://www.oecd-ilibrary.org/economics/oecd-factbook_18147364

Рекомендуем