Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Уровень счастья как новый показатель ВВП

Доля россиян, ощущающих себя счастливыми, достигла исторического максимума за все годы измерений и составила, по данным апрельских результатов опроса ВЦИОМ, 85%. Счастливыми россиян делает семья, хорошее самочувствие и интересная работа. К несчастью ведут материальные трудности, низкий уровень зарплаты и плохое самочувствие.

Оценка динамики уровня удовлетворенности жизнью — новый способ анализа социально-экономических процессов, который призван оценить влияние тех или иных государственных политик и программ не на экономику страны в целом, а на жизнь конкретного человека. Становятся ли граждане более счастливыми от снижения налогов и развития городской среды? Способствует ли создание новых рабочих мест и реализация образовательных программ повышению уровня благополучия граждан?

Новый ВВП

Долгое время ключевым и, пожалуй, единственным индикатором оценки уровня развития страны был ВВП. Сегодня же многие ученые (среди которых, например, лауреат Нобелевской премии мира по экономике Джозеф Стиглиц) выступают с острой критикой ВВП как ведущего экономического показателя, призывая лидеров государств обратить внимание на альтернативные метрики уровня благосостояния. Ведущие финансовые и аналитические компании (например, Credit Suisse), выступая с резкой критикой традиционного ВВП, предлагают заменить его на индекс счастья.


Краткая справка: Что такое ВВП?

Впервые определение ВВП как стоимости всех произведенных в стране товаров и услуг предложил экономист Саймон Кузнец в 1934 году, и с тех пор показатель почти не претерпевал изменений. И хотя появились новые методики расчета (ВВП не только по доходам, но и по расходам и по добавленной стоимости), суть показателя осталась неизменной — это стоимостное выражение того, что было произведено в границах одной страны за отчетный период. Сам С. Кузнец еще при разработке показателя ВВП предостерегал лидеров государств от его использования в качестве оценки уровня благосостояния населения страны.


Ключевой аргумент «противников» ВВП заключается в том, что индикатор не учитывает уровень расслоения населения, экологические аспекты, а также не отражает социально-политический фактор. Важный довод критиков ВВП заключается в том, что ВВП не описывает реальное состояние экономики, игнорирует важные показатели неравенства между богатым и бедным населением страны (коэффициент Джинни итд.). Другими словами, существующей оценки благосостояния государства недостаточно для оценки уровня удовлетворенности жизнью населения.

Одним из первых показателей, которые ученые призывали рассматривать в качестве альтернативы ВВП, стал индикатор подлинного прогресса (GPI). Он так же, как и ВВП, имеет денежное выражение, однако учитывает ряд игнорируемых ВВП компонентов, а также разделяет их «выгоды и издержки» в зависимости от степени их влияния на благосостояние общества. Например, в GPI учитываются стоимость домашнего и волонтерского труда (положительное влияние), цену досуга и потерю свободного времени,  разрушение озонового слоя, стоимость ежедневных поездок (все — отрицательное влияние).

Свой подход к оценке уровня благосостояния презентовали и на Всемирном экономическом форуме в Давосе, часть экспертов которого яро выступают за формирование ВВП 2.0 для оценки уровня развития сложного современного технологического мира. Так, был разработан Индекс инклюзивного развития (The Inclusive Development Index — IDI). Данный индикатор оценивает уровень экономического развития страны по 12 показателям, разделенным на 3 группы: рост и развитие, инклюзивность, преемственность поколений и устойчивость развития.

Существуют и другие попытки оценки уровня благосостояния. Каждый из этих индексов предлагает свой подход и фокус для оценки степени удовлетворенности. Как, например, уровень развития окружающей среды, качество образования и здравоохранения, институциональная среда.

Страны – от наименее счастливых к наиболее на карте по версии happyplanetindex.org

Что такое «уровень счастья»? Основные индикаторы и их составляющие

Примерно с 1970-х годов в экономической науке все чаще стали говорить о необходимости измерения счастья и о том, что оно не зависит от дохода населения.
Одним из первых экономистов, решивших исследовать феномен счастья, стал Ричард Истерлин, изучавший его взаимосвязь с доходом. Он вывел так называемый «парадокс Истерлина»: «богатые» в целом счастливее «бедных», но с ростом дохода удовлетворенность первой группы не увеличивается.  На сегодняшний день ряд ученых придерживается этой позиции, другие же говорят о прямой зависимости счастья и дохода индивида.

В целом, уровень «счастья» — условное название. Учеными оценивается степень удовлетворенности жизнью населения конкретной страны и выделяются факторы, которые определяют благополучие и удовлетворенность как нации, так и отдельного индивида. Факторы положены в основу индексов, среди которых можно выделить ключевой World Happiness Index (Всемирный индекс счастья, WHI), а также OECD Better Life Index (Индекс лучшей жизни ОЭСР) и Happy Planet Index. Каждый из индексов анализирует благополучие с какой-то определенной стороны;  отличается и методология расчета индексов. Например, если World Happiness Index отвечает на вопрос «кто счастливее и почему», то HPI рассчитывается  именно для того, чтобы подчеркнуть — ставка на высокий экономический рост не делает людей счастливыми.


Краткая справка: Всемирный индекс счастья и Россия

В марте 2018 года была опубликована новая редакция Всемирного доклада о счастье. Самыми «счастливыми» традиционно оказались скандинавские страны — Финляндия (лидер этого года), Норвегия, Дания. В десятку лидеров, которая, в целом, остается почти неизменной последние несколько лет, также вошли Исландия, Швейцария, Нидерланды, Канада, Новая Зеландия, Швеция и Австралия. Россия заняла 59 позицию из 156, опустившись сразу на 10 строчек по сравнению с предыдущим годом.


Один из авторов Всемирного доклада о счастье, наиболее авторитетного исследования в области экономики счастья, профессор Лондонской школы экономики Ричард Лэйард выделяет основные факторы, лежащие в основе благополучия, и определяет их как «великолепную семерку» (the big seven): здоровье, финансовая стабильность, семья, друзья и общество, работа, личная свобода, ценности. Интересно, что Р. Лэйард не оставляет в стороне финансовую составляющую. Действительно, что касается уровня дохода, то важно не только не преувеличивать, но и не преуменьшать его значимость.

Среди интересных и обладающих наибольшим весом факторов, связанных с удовлетворенностью жизни, можно выделить и рассмотреть следующие критерии: здоровье, работа (безработица), семья, друзья и общество.

Здоровье. Фактор здоровья интересен тем, что при оценке благополучия учитывается как физическое здоровье и продолжительность жизни, так и психологическое, ментальное, причем в последние годы оно приобретает все больший вес при разработке тех или иных индикаторов.

Достойный уровень развития системы здравоохранения может служить базисом для социально-экономического благосостояния страны в целом. Действительно, если у населения есть доступ к качественным медицинским услугам, то в стране не только растет продолжительность жизни и снижается заболеваемость — это сказывается на производительности труда, повышении экономического благосостояния населения (индивид может позволить себе больше и лучше работать, при этом снижаются его расходы на здравоохранение).

Безработица. Отдельно интересно выделить взаимосвязь «ощущения» счастья и работы. Если абстрагироваться от позиции неоклассиков в экономике, которые утверждали, что безработица — явление добровольное (т.е. индивид сознательно отказывается от работы и, соответственно, комфортнее чувствует себя безработным, чем занятым на должности с низкой заработной платой), то в целом отсутствие работы негативно сказывается на благополучии индивида. Очевидно, что безработица влечет за собой прекращение регулярных денежных поступлений в виде заработной платы, эквивалентной доходу для большей части населения, который, в свою очередь, напрямую влияет на уровень благополучия.

Вторая проблема связана с ожиданиями населения. Рост безработицы в отдельно взятой стране отрицательно влияет на уровень счастья даже занятых индивидов: последние, опасаясь, что в будущем сами попадут под сокращения, начинают чувствовать себя более «несчастными»; на этом фоне может ухудшаться и их психологическое здоровье.[1] Кроме того, в долгосрочной перспективе рост безработицы сказывается на повышении криминогенной обстановки в стране, что снижает ощущение защищенности индивидов и также отрицательно сказывается на уровне счастья. Другими словами, можно сказать, что фактор занятости (или ее отсутствия) сопровождается наибольшим числом отрицательных экстерналий и косвенных эффектов, отражающихся на уровне благополучия населения.

С работой связано и понятие личного времени. Поскольку многие индивиды проводят большую часть своего времени на работе, то ценность свободного времени для них растет. Соответственно, соотношение работа-отдых (work-life balance) также может учитываться индивидами при оценке того, счастливы ли они в данный момент времени. Выгорание на работе влияет на показатель отрицательно.

Семья, друзья и общество. В World Happiness Report отмечают интересный факт: благополучие индивида формируется не только своим собственным поведением, но и поведением окружающих людей — и близких, и обществом в целом. Действительно, жизнь человека во многом складывается из тех социальных связей, которые он выстраивает. По данным OECD Better Life Index, индивид чувствует себя счастливее, если у него есть так называемая «сеть социальной поддержки» — прочные связи с другими людьми, на которых он может положиться в трудную минуту и от которых от всегда ждет поддержки. Более того, высокая частота контактов с окружающими, широкая сеть связей могут в долгосрочной перспективе оказать положительное влияние и на положение в обществе, и экономическое благополучие. Социальная изоляция, наоборот, может привести к негативным последствиям.

Рассмотренные критерии важны, но ни один из них не является достаточным для определения уровня счастья в отдельно взятой стране. Существуют и трудности, связанные с расчетом показателей, оценивающих те или иные критерии. Это не позволяют в полной мере говорить о переходе к оценке уровня благосостояния через индексы счастья взамен ВВП. В то же время, сегодня активно ведется дискуссия относительно новых показателей благосостояния и их использования для оценки уровня развития в отдельных странах, а среди компромиссных вариантов рассматривается не полный отказ от ВВП, а его дополнение в соответствии с современными реалиями.

Публикацию подготовили Асель Алиева, аспирант МГИМО и Алёна Долгова, к.э.н., эксперт ЦСР


[1] См. Подробнее Di Tella, R., MacCulloch, R.J., Oswald A.J. The Macroeconomics of Happiness // Warwick Economic Research Papers. 2001.

Рекомендуем