Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Социальная инженерия на венчурной основе

В последнее время много говорят о филтехе — союзе технологий и филантропии, использовании онлайн-инструментария в благотворительности. Вместе с тем, чтобы говорить об этой отрасли более подробно, стоит для начала понять. как в благотворительность и филантропию пришли новые технологии.

Венчурная филантропия возникла на волне критики классической благотворительности

Дэвид Кэррингтон

Независимый консультант Дэвид Кэррингтон, который провел исследование разных моделей венчурной филантропии, определил четыре несколько источников этой формы благотворительности и главными стали исследователи из Гарвардского университета и миллионеры эпохи «доткомов».

Понятие венчурной филантропии было впервые упомянуто в 1997 году в статье Harvard Business Review «Виртуозный капитал: чему могут поучиться благотворительные фонды у венчурных капиталистов». Авторы задались вопросом  —  почему триллионы долларов, вложенные в благотворительность за десять лет до того, не принесли эффекта в решении социальных проблем американцев? Далее они предположили, что для повышения эффективности фонды могли бы позаимствовать практики венчурных капиталистов: юридическую экспертизу, управление рисками, оценку эффективности, управление связями, длительность и размер инвестирования и стратегию выхода.

Реализация этих принципов на практике пришлась на период развития так называемых «доткомов» — первых финансово успешных интернет-стартапов. Их владельцы решили, что они готовы на большее, чем просто революция в бизнесе. Они были уверены, что если им удалось быстро заработать большие деньги благодаря собственному уму, то и тратить эти деньги они будут умнее, чем другие. В начале 2000-х годов сдувшийся финансовый «пузырь» доткомов поставил крест на большинстве начинаний, однако они показали, что систему филантропии в США и во всем мире необходимо менять.

Главные отличительные особенности венчурной филантропии

В чем же состоят ключевые отличия «обычной» или классической филантропии от венчурной? Первая нацелена на конкретные программы, которые рассчитаны на сравнительно короткий период времени и не ориентированы на повторное финансирование в случае успеха. Поэтому, даже если организация доказывает свою эффективность, спонсоры всё равно редко предоставляют им достаточно капитала для масштабирования своей деятельности.

Венчурная филантропия использует инструменты и идеи, напрямую связанные с инновациями. Например Impact investing  —  инвестирование для создания положительных социальных изменений  —  инновации, помогающие создавать общественное благо.

Авторы из Гарварда выделили 8 ключевых элементов, которые отличают венчурную филантропию, сгруппировав их в три блока:

  1. Условия инвестирования
  • Венчурные филантропы предоставляют неограниченный объем инвестирования для того, чтобы организация могла увеличить собственную эффективность и масштабировать деятельность;
  • Гранты чаще всего выделяются на 3–5 лет и, как правило, больше среднего размера гранта традиционных филантропов;
  • Венчурные филантропы уделяют особое внимание измеримости результатов и привлечению организаций к ответственности за них.
  1. Процесс отбора проектов
  • Процесс включает в себя пересмотр или совместную разработку бизнес-плана, оценку возможностей управления, понимание ожидаемых результатов и возможности их измерить, а также оценку других НКО и относительной ценности потенциального грантополучателя;
  • Оценка масштаба воздействия (Impact) как критерий инвестирования. Некоторые венчурные филантропы под масштабом воздействия имеют ввиду измеримую величину (например, число жизней, на которых повлияла деятельность организации), а для других это потенциальное воздействие по отношению к масштабу рассматриваемой социальной проблемы
  1. Период инвестирования
  • Венчурный инвестор зачастую участвует в управлении организацией, обеспечивая наращивание её потенциала. Тип и уровень поддержки может меняться на протяжении периода инвестирования;
  • Филантропы оказывают поддержку в виде тренингов, индивидуального консультирования и помощи в подборе персонала;
  • В отличие от венчурного капитала, где варианты выхода инвестора из проекта оговорены в соглашении, в случае с венчурной филантропией стратегия всё ещё может меняться.

Венчурная филантропия — среда высокой эффективности

Венчурная филантропия  —  это не просто подход к финансированию НКО на ранних стадиях, но и способ обеспечить масштабирование уже более зрелых организаций. Венчурные филантропы, как правило, не обеспечивают стабильное финансирование  —  вместо этого они стремятся помочь организациям масштабировать свою деятельность, что позволит им получать долгосрочные потоки финансирования. При этом среди венчурных филантропов нет общепринятого определения «масштаба» или хотя бы согласия по поводу потенциального пути достижения широкомасштабного социального эффекта.

Венчурные филантропы фокусируются на разных аспектах организационных потребностей НКО, в зависимости от стадии развития. К примеру, на ранних стадиях своего развития организация больше нуждается в финансировании человеческого капитала и в управленческой поддержке, в то время как более зрелым организациям важно инвестировать в инфраструктуру.


Социально ответственному бизнесу нужна позитивная мотивация / Интервью с руководителем Центра социального проектирования «Платформа» Алексеем Фирсовым


Варианты участия

На сегодняшний день существуют три основных варианта участия в венчурной филантропии:

  1. Финансирование организаций, уже имеющих опыт получения венчурного финансирования.
  2. Открытие организации и опора на сотрудников, умеющих планировать и реализовывать ключевые практики венчурной филантропии.
  3. Инвестирование в некоммерческие организации в качестве индивидуального венчурного филантропа

Эти варианты не взаимоисключаемы. Филантропы могут применять их в комбинации в зависимости от собственных знаний, умений и целей.

Яркий пример венчурной филантропии

Джон Кингстон

Ярким примером реализации принципов венчурной филантропии является фонд Venturesome, созданный Джоном Кингстоном. Имея огромный опыт управления капиталами и узнав кухню «некоммерческого бизнеса», он решил, что финансовому сектору есть чем поделиться с благотворительным. У него возник вопрос: а почему в некоммерческом секторе нет такого разнообразия финансовых инструментов поддержки развития организаций, как в бизнесе? Может ли НКО, например, брать обычный коммерческий кредит на период поддержания деятельности между ключевыми грантами или фандрайзинговыми кампаниями и быть надежным заемщиком? Не найдя ответа в существующей практике взаимоотношений финансовых институтов и НКО, Кингстон решил создать собственную организацию, использующую известные в бизнес-секторе инструменты для поддержки некоммерческих организаций.

Venturesome был создан в 2002 году как высокорисковый фонд с целью инвестирования в благотворительные организации или для предоставления им ссуд. Такой тип финансирования является чем-то средним между грантом и займом, поэтому эту модель нельзя назвать ни банковской, ни традиционной филантропической. Venturesome действует скорее из расчета на «социальную прибыль», предпочитает брать на себя более высокие финансовые риски, чем банк.

Фонд предоставляет финансирование маленьким и средним британским НКО и другим организациям, имеющим социальные цели, в виде гарантий, беззалогового кредитования, инвестиций в капитал или «квазикапитал».

Секрет успешной реализации проектов Venturesome в том, что фонд стремится относиться к НКО не как к просителям, а как к клиентам, работать в партнерстве с НКО, чтобы помочь им фокусироваться на своей основной деятельности и находить для нее финансирование.


Москва некоммерческая / Жители столицы позитивно относятся к НКО, но слабо вовлечены в их деятельность


Ускорение роста венчурной филантропии

По данным исследователей Harvard Business-Review рост числа венчурных филантропов в США происходит медленно. Проведенный анализ не позволил достоверно определить причины этого.

В любом случае модель венчурной филантропии, пусть и недостаточно скоро, но распространяется по миру. В 2004 году была создана Европейская ассоциация венчурной филантропии (EVPA), которая сегодня объединяет более 200 членов из 22 стран.

Согласно исследованию, проведенному EVPA в сотрудничестве с западными агентствами, в 2011 – 2014 годах объем финансовой поддержки социально ориентированных организаций посредством методов венчурной филантропии и социальных инвестиций в Европе составил 2,5 млрд евро.

В 2011 году появилась Азиатская сеть венчурной филантропии, которая включает более 120 членов из 19 стран. У обеих организаций одна цель  —  способствовать развитию венчурной филантропии в своём регионе.

С января 2018 года в Европейскую ассоциацию венчурной филантропии входит российский представитель — «Рыбаков-фонд». «Венчурная филантропия только начинает развиваться в нашей стране, — прокомментрировала вице-президент «Рыбаков Фонда» Алена Светушкова. — Пока мы оторваны от международного профессионального сообщества: мы движемся на ощупь, нам не хватает инструментов. Членство в EVPA – это доступ к хранилищу самых передовых методов, продвинутых организационных форматов. Мы сможем изучить их и адаптировать для России, чтобы примеров эффективной венчурной филантропии в нашей стране стало больше».

В наших следующих материалах мы подробнее остановимся на развитии венчурной филантропии в России.


Рекомендуем также познакомиться с интервью Елены Альшанской, руководителя фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам»

Рекомендуем