Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

В мире будущего будут востребованы и «герои», и «титаны»

В современном мире тысячи профессий и их число постоянно растет. Выбор своего призвания осложняется прогнозами футурологов, которые предсказывают исчезновение многих профессий под влиянием технологий. Как выбрать перспективное и вместе с тем интересное занятие на будущее? Николай Новичков, практикующий эксперт в сфере современной экономики и управления, маркетинга, культурной и инвестиционной политики, автор деловых книг и учебников, профессор, написал книгу «Герои или титаны». В ней он дает простой и ясный алгоритм оценки и выбора будущей профессии, состоящий из пяти последовательных шагов. Новая книга стала поводом для нашего разговора о профессиях будущего

Николай, о чем эта книга?

Книга «Герои или титаны» о том, что мир профессий — сложный, но если к нему подойти с определенной точки зрения, то он становится удивительно простым — в нем можно ориентироваться; находить себе применение, менять свои профессиональные траектории без конфликта с самим собой и без лишних стрессов и непониманий.

Для кого написана эта книга?

На мой взгляд, она для двух больших целевых аудиторий: во-первых, это те, кто учился и закончил учебу 20-25 лет назад, то есть мое поколение; во-вторых, для тех, кто только собирается учиться или заканчивает высшее учебное заведение. В целом, эта книга будет полезна для всех, кто неравнодушно относится к своей карьере, своему профессиональному настоящему и будущему.

Как бы вы ответили на вопрос: почему мне интересно прочитать эту книгу?

Эта книга не ответит на ваши вопросы, но она даст вам методологию, как взглянуть на свою профессиональную компетенцию со стороны. Она позволит вам самому сформулировать ответ на вопрос: «В собственной логике я двигаюсь или я мечусь?»

Иногда кажется, что мы живем в броуновском движении, по факту же оказывается, что мы движемся по вполне понятной, может быть, нам одним, траектории. Термин «планета», по-моему, переводится как «блуждающий», ведь астрономы прошлого не могли понять, по какой траектории движутся планеты Солнечной системы; и только через много столетий стало понятно, что эта траектория вполне алгоритмизированная.

Думаю, что каждому человеку, который ищет себя в профессиональном мире, строит свою карьеру, иногда нужно посмотреть на себя с точки зрения этой методологии.

Вы сказали о том, что эта книга и для тех, кто начинает творческий путь, и для тех, кто уже прошел определенный жизненный этап. Чем она может быть интересна вторым?

Ни одному зрелому человеку, в том числе и нам с вами, не хочется признавать, что на каком-то этапе жизни начинает казаться, что все пройденное до этого было зря. В зрелом возрасте важно грамотно инвестировать свой опыт, свои компетенции. Сделать это можно, только поняв, какие смежные профессиональные направления существуют. Например, вчера ты был успешным служащим банка, а сегодня банк закрыли, и кто ты? Хороший финансист или администратор? У меня есть знакомый, который после успешного политтехнологического опыта стал топ-менеджером негосударственного пенсионного фонда. Казалось бы, несопоставимо разные сферы деятельности; на самом деле он занимается одним и тем же — он и там, и там предлагает людям образ будущего.


Российский рынок труда — что с ним не так (видео) Ключевая особенность российской занятости


Ваша книга – это путеводитель к себе?

Скорее путеводитель по себе. Прочитав ее, ты начинаешь лучше ориентироваться в том, чем ты занимаешься, является ли твоя траектория «броуновским движением» или осознанным движением по карьерной траектории.

Индекс счастья, как мы знаем, определяется не только благосостоянием, но и удовлетворением от пройденного пути, поэтому в книге нет готовых решений или схем. Я предлагаю взглянуть на себя, а дальше уже каждый делает вывод сам.

У вас очень богатая биография, читая ее, даже кажется, что это метание из стороны в сторону. Вы можете сказать, что в вашей жизни есть профессиональные траектории?

Да, конечно. У меня есть два совершенно четких профессиональных вектора, в рамках которых я существую последние 25 лет. Иногда эти векторы пересекаются, превращаясь в один, более яркий, иногда — расходятся. Я за этими векторами слежу, и всем советую поступать так же.

Есть ли прототипы людей, опыт которых вы использовали в этой книге?

В книге есть несколько интервью с яркими представителями известных профессий: Жорес Алферов, Владимир Познер, Борис Титов, Демьян Кудрявцев, Илья Варламов… Я думаю, что их ответы на мои вопросы об их профессиональной жизни будут интересны читателям.

Какое ваше самое интересное воспоминание, связанное с написанием книги?

Думаю, самым сложным было сформулировать в двух словах, про что книга. Эта метафора – «герои» и «титаны» – появилась далеко не сразу, она появилась намного позже написания книги. Я думаю, что угадал с этой метафорой. Она хорошо ложится и на обложку, и в разговоре. Наверное, это и есть самое интересное, и для меня самое неожиданное событие.


Навыки вместо профессий: как изменится российский рынок труда / Мнение Роберта Уразова, генерального директора Worldskills Russia


Кто такие герои и титаны?

Герои создают в своей работе продукт, называемый «образ». Это может быть художественный образ, в политике — политический образ, в предпринимательстве — бизнес-образ.

Титаны – это люди, которые образы реализуют, выводят на рынок, превращают бизнес-идею в бизнес-продукт. Ведь деньги создаются там, где продуктов много, где есть либо поточное производство стандартных продуктов, либо постоянное производство неординарных продуктов.

Титаны держат Землю на своих плечах, обеспечивают стабильность, порядок, воспроизводство, а герои летают, у них «мятущиеся души», творческий взгляд на мир. Но именно они вращают Землю, которая не может находиться в спокойствии – она должна двигаться. В мире будущего одинаково важны и первые, и вторые.

А есть профессии, которые сочетают в себе и героев, и титанов?

В биологии есть термин «конвергенты» — это виды, заимствующие свойства у соседних. Конвергенты в моей книге — это те, чья профессия сочетает в себе и творческую составляющую, и служебную.

Самое простое проявление конвергентной деятельности — врач. С одной стороны, он может делать только то, что диктует диагноз и лечение, с другой стороны — каждый человек, каждая жизнь неповторима, и любая стандартная процедура должна быть адаптирована в единственно возможную для конкретного человека.

Ценность таких профессий будет, конечно, расти, потому что часто невозможно описать стандартными схемами и инструкциями то, что может «выкинуть» окружающая нас жизнь, природа или даже культура.

Будут ли советы, изложенные в книге актуальны через несколько лет?

Для человека, ориентированного на будущее, важно понимать, что, выбрав какую-то нишу, он не оказался в пустыне. Ситуация на рынке может меняться, и нужно двигаться в рамках выбранных профессиональных траекторий.

Сегодня ты журналист, завтра стал писателем или предпринимателем. Научившись создавать образ в одном месте, ты можешь эту компетенцию возобновить в другом, в смежной профессии. Как мы знаем, из предпринимателей появляются хорошие политики, а из журналистов — хорошие писатели, и наоборот. Из спортсменов появляются прекрасные военачальники, бывает, что и политики тоже.


Дальновидный вкладывает в образование / Российский рынок труда в условиях последствий демографического спада


Главный совет при составлении своей профессиональной траектории?

Нужно быть готовым к тому, что число субъектов экономической деятельности будет увеличиваться.

В индустриальную эпоху число экономических субъектов измерялось тысячами, а в постиндустриальную – она будет измеряться миллионами. И эта тенденция в обозримой перспективе, если говорить про стратегию жизни человека, сохранится. Предприятие, состоящее из одного человека, из семьи, станет не исключением, а обыденной историей.

Уже сегодня бОльшая часть предприятий — малые, в крайнем случае, средние. В них либо один человек, либо семья, либо группа друзей, либо компания до тридцати человек. Надо еще поискать компанию, где работает больше ста человек, а где работает больше тысячи — надо очень сильно постараться, чтобы найти.

Это говорит о том, что число профессиональных компетенций для людей, которые сами определяют свою деятельность и создают активность себе и окружающим, будет расти.

Чем больше будет малых предприятий, тем более внутренне разнородны будут профессии?

Не совсем так! Неважно, какое у тебя предприятие: хлебопекарня, креативное агентство или маленькая подрядная строительная организация. Род деятельности на схожих позициях одинаковый: продажник занимается продажами, креативщик — созданием образов, бухгалтерия — оформлением договоров. Этим занимаются служащие, которым все равно, что ты продаешь — хлеб или логотипы для «боингов».

Таким образом, действительно, число направлений деятельности будет расти, сферы применения станут развиваться галопирующими темпами, но содержание работы как перечня необходимых действий, операций останется стабильным. Даже то, что мы передаем компьютерам и роботам, все равно является стандартизированной, разработанной схемой.

Не надо бояться разнообразия; любое разнообразие дополняется стандартными вещами. Еще раз повторю: важны и «герои», и «титаны».

Есть точка зрения, что профессий в их классическом понимании больше не существует.

Есть разные точки зрения. Один из моих рецензентов в начале книги рассуждает, умерли профессии или нет. Я считаю, что не умерли, если мы воспринимаем профессию не как строчку в дипломе, а как социальную систему, где есть не только компетенции, но и ее носители. У профессии есть рынок, есть конкуренты и смежники — те, кто находится рядом, и есть жизненный цикл.

Например, сейчас много говорится про инженерное образование, про то, что нужно его возрождать. В Советском Союзе было максимальное количество инженеров на душу населения, вот только мы всухую проиграли инновационную гонку Западу. Сам факт наличия большого числа людей с теми или иными дипломами не является фактором успеха — ни корпорации, ни страны.

Следовательно, есть еще один очень важный элемент профессии — ее встроенность в экономическую систему и мира, и страны, и эпохи. Когда мы рассматриваем все эти факторы, тогда понимаем, что профессии не умерли, они живут. Но живут они более открытой жизнью. И это здорово, потому что это заставляет сами профессии, как набор компетенций, меняться.


Поколение НЕТ / Что делать с молодежью, которая не учится, не работает и не хочет ни того, ни другого


Один из футурологических прогнозов — титаны будут заменены роботами, а героям останутся небольшие ниши, в которых искусственный интеллект не будет справляться с формированием образов.

Даже, если многое будут делать роботы, хотя пока это представить сложно, то их деятельность потребует выработки определенных стандартов, которые сможет прописать только «титан», а не «герой».

«Герой» может придумать, куда мы движемся, а то, как мы движемся — этим может заняться только человек с другой компетенцией. Пошаговая инструкция, которая превращается в алгоритм для робота или компьютера, формируется не в голове творческого человека, а в голове человека, который привык работать со стандартными процедурами (понятно, что эти процедуры могут меняться).

Какие тенденции на рынке труда вы ожидаете в ближайшие десятилетия?

Думаю, мы неминуемо столкнемся с расширением возрастной категории на рынке труда. Люди будут выходить на работу раньше, чем сейчас, и позже уходить. Активно работающие в 15 и в 70 лет люди будут для нас нормой. Не просто подрабатывающие, а активно работающие.

Нужно ли в такой ситуации высшее образование?

Мое твердое убеждение — высшее образование необходимо, и даже не с точки зрения профессиональной конкурентоспособности, а с учетом того, что высшее образование формирует культуру человека.

Культурный человек — основа существования и развития современного мира. Без него легко свалиться в новое Средневековье. Этого мы допустить, как люди сознательные, не можем, поэтому пропаганду высшего образования нужно усиливать.

В том числе, необходимо создавать условия для того, чтобы стимулировать людей получать второе образование, быстрое образование, но при этом высшее образование, на мой взгляд, необходимо.


Как связать образование, науку и практику, инновации и традиции университетов Интервью с ректором Международного банковского института Марией Сиговой


С одной стороны, важно сохранить вузы, которые существовали столетиями, формируя того самого культурного человека, а с другой стороны — создать экосистему вокруг них, которая бы сделала студентов трудоспособными на реальном рынке.

Существует три поколения университетов, и все они нужны. Университеты первого поколения производят образованных людей, второго поколения производят науку, а третьего – ценности. Вопрос только в соотношении числа этих университетов. Вы правильно сказали про экосистему: важный элемент, касающихся университетов всех поколений — это адаптированность к реальной профессиональной жизни.

Чем была сильна советская высшая школа в рамках своей экономической модели? Интегрированностью в производство. В начале учебы у нас была учебная практика, на четвертом курсе — производственная практика, перед выпуском — преддипломная практика. В системе была заложена идеология на то, что человек в рамках образования должен окунуться в ту профессиональную деятельность, для которой учится.

Почему мы до сих пор доверяем врачам? Потому что медицинское образование в России — сильное, оно до сих пор интегрировано в реальную практическую деятельность.

Понятно, что не каждую сферу деятельности можно так реализовать. С учетом того, что число предприятий, организаций будет расти, все не адаптируешь. Но ориентироваться на то, что в рамках высшего образования человек должен выполнять профессиональную деятельность, обучаясь, совершенно необходимо.

Как это сделать?

Мы знаем, что во многих вузах Запада реализованные коммерческие проекты являются частью необходимого образовательного процесса, и если человек в рамках четырехлетнего обучения на бакалавриате создал компанию, которая принесла 1 доллар прибыли, ему засчитывают это в качестве дипломного проекта. Такой подход стимулирует людей работать и применять те компетенции, которые в них пытаются «затолкать» на практике.

Если мы говорим про вузы второго поколения, научные, то тут намного проще интегрировать студента в научную деятельность. В свое время в вузе я был председателем студенческого научного общества. Мы много чего делали, хотя научной ценности это не представляло. Но это прививало навык творческого поиска.

Много ли моих однокурсников стало учеными? Нет. Но это помогло им ориентироваться в сложном мире, находить информацию, отсеивать менее важное и оставлять главное. Поэтому к какому бы поколению вуз не относился, научить человека интегрироваться в профессиональную сферу — вторая по значимости задача после первой — формирования его культурной базы.


Наши дети могут решать государственные задачи Дмитрий Быков предложил срочно реформировать школу


Есть какие-то ловушки, в которые может попадать человек в поиске своей жизненной траектории?

Когда твоя профессиональная траектория очень спокойная, приносящая стабильное удовольствие и доход, то над этим стоит задуматься. Не о том, как все сломать, а о том «повезло тебе или ты сам этого достиг»?

Успокоившись, ты можешь не заметить угрозу, и в тот момент, когда она будет реализована, ты при всем своем профессиональном бэкграунде можешь оказаться на нуле, так как ты всю жизнь двигался по одной колее и ни о чем не задумывался.

Я призываю к сомнению. Надо и гордиться своими достижениями, и всегда быть готовым, что все может очень быстро закончиться. Например, мы с вами пережили экономическую трансформацию рубежа 80-х — 90-х, хотя никто из нас этого не планировал. Это была объективная реальность, в которой надо было жить и осваиваться в новой экономической модели.

Насколько сейчас российское общество готово к тому, чтобы жить в системе профессиональных траекторий?

За последние 30 лет мы научились адаптироваться. Однако, способность к изменениям, к адаптации, мимикрии не всегда сопровождается созидательным трудом. Мы часто не желаем остановиться и зафиксировать что-то конкретное, создать что-то определенное в этом месте, а уже потом двигаться дальше.

Возьмем в качестве примера сферу культуры. Есть точка зрения, что прежняя культура в том виде, в котором ее привыкли видеть, умирает, и ей на смену приходит совершенно новая. Где здесь профессия? Каков будет набор компетенций и навыков?

У меня есть отдельный раздел про профессии будущего, где я ввожу такую профессию как «культурный человек». Кто такой культурный человек? Мир культуры меняется, культурное наследие углубляется. Грубо говоря, обладать всей информацией каждый индивидуум не в состоянии, поэтому нужен проводник, методист по этому миру. Люди, которые будут владеть информацией о культурном наследии тысячелетий — сформируют отдельную профессию.

В нашем мире важны дизайн, картинка, яркость и вспышка. Информации очень много, и чтобы обратить внимание человека, надо постараться. А в культуре все эти решения уже есть. И можно просто обратиться к античной метафоре (как я, например, сделал).

Выясняется, что мир титанов и героев оказывается актуальным и в XXI веке. Поэтому ориентироваться в сфере культуры и актуализировать образы, созданные в культуре за тысячелетия — очень важная компетенция будущего, за которые многие корпорации будут платить хорошие деньги.

Из-за того, что мы потребляем много информации, много образов, мы неминуемо будем становиться более культурными, но не в смысле «лучше себя вести». А в том, что эта сфера деятельности будет у нас занимать больше места. Это будет не просто досугом, а частью нашего существования.

Как на культуру повлияет глобализация?

Кросскультурные коммуникации будут усиливаться, что связано и с миграцией, и с тем, что рынок стал глобальным. Однако, продуктов, стандартных для России, Евросоюза и Китая не будет. Они разные именно в силу культурных особенностей, культурных традиций того или иного рынка. Мы уже это наблюдаем в разных отраслях, начиная от производства коньяка и заканчивая производством одежды. Эта история будет касаться многих вещей, потому что роль культурного кода для человека будет расти. Это новая ответственность культуры перед обществом, и я надеюсь, что она ее реализует.

В существующей культуре много переплетений старого и нового. Иногда это обретает странные сочетания. Например, согласно опросу ВЦИОМа, старшее поколение, выросшее на научной фантастике 60-х, положительно относится к роботам. Их роботы – это помощники. А вот молодое поколение, наоборот, побаивается роботов и видит в них конкурентов.

Может быть, но эта тревога будет рассеяна при появлении первого удобного интерфейса. Мы с вами пережили нашествие компьютеров, был момент, когда их не было, а потом резко появились. Были нашествия мобильных телефонов, социальных сетей — при появлении удобного интерфейса тревога улетучивается.

Человеку уже сложно представить, что соцсети появились 15 лет назад. Сейчас мы проводим в них чуть ли не больше времени, чем на работе. Человек так устроен. Любая непонятная вещь его пугает, но как только появится удобный интерфейс, понятные приложения, «три клика и робот делает то, что ты хочешь», — эта проблема исчезнет.

Другое дело, что за 30 лет в России не появилось ни одного популярного писателя-фантаста. Это, конечно, плохо. Какие-то объективные причины у этого, наверное, есть. Ведь традиция научной фантастики у нас грандиозная — начиная от Алексея Толстого и заканчивая братьями Стругацкими. А вот писателей нового уровня пока маловато.

Вырастить их невозможно, это не цветок в горшке. Впрочем, нужно отдать должное многим организациям, которые занимаются взращиваем футуролого-фантастического дискурса. В Питере издают научно-фантастический журнал «Если». В Ижевске каждый год проходит фестиваль фантастики. Его проводят местные технологические компании.

Научная фантастика расширяет сознание. Человек смотрит на мир шире, чем до того, как знал о фантастических реалиях. При всей технологичности бизнеса нельзя решить сложные задачи стандартным способом, иногда их нужно решать неординарно.

Культура в регионах влияет на их (регионов) развитие?

Главный принцип трансформации индустриального региона состоит в том, чтобы создавать творческую среду. Если у тебя будет больше людей, интересующихся музыкой, поэзией, танцами и так далее, то в регионе будет больше предпринимателей, изобретателей, программистов — тех людей, которые нужны для развития в его современном понимании.

Если в регионе скучно, то вероятность того, что там произойдет инженерная революция, равна нулю. Она скорее будет там, где много фестивалей, музыки, дизайна и тому подобного. Об этом в книге тоже сказано.

То есть, книга не только для столичного читателя, но и для регионального?

Да, причем для регионального она, может быть, даже важнее.

Беседовал Евгений Хан


Николай Владимирович Новичков

Родился 24 декабря 1974 г. во Владимирской области.

В 1997 г. окончил с отличием Волго-Вятскую академию государственной службы (Нижний Новгород) по специальности «Государственное и муниципальное управление», В 2000 г. в Государственном университете управления (ГУУ) присвоена ученая степень кандидата экономических наук. В 2005 г. присвоена ученая степень доктора экономических наук. В 2008 г. присвоено звание «Почетный работник науки и техники РФ». В 2010 г. присвоено ученое звание профессора.

Автор и руководитель ряда социальных, экономических и политических проектов; практикующий эксперт в сфере современной экономики и управления, культурной политики, маркетинга и инвестиционной политики,  автор ряда деловых книг, научных монографий и учебников для вузов.

С января 2008 г. по январь 2010 г. — советник заместителя председателя Государственной Думы, научный руководитель Института международной интеграции (ИМИ). С января по декабрь 2010 г. — заместитель руководителя Администрации губернатора Пермского края. С января по декабрь 2011 г. — министр культуры Пермского края. С июля 2012 г. по январь 2013 г. — заместитель руководителя Федерального агентства по туризму (Ростуризма). С января по апрель 2013 г. — советник министра культуры РФ, заместитель директора Департамента туризма и региональной политики Минкультуры РФ. С января 2013 г. по февраль 2017 г. – советник министра культуры Российской Федерации на общественных началах. С апреля по октябрь 2016 г. – продюсер специальных изданий Петербургского международного экономического форума, Восточного экономического форума, Международного инвестиционного форума «Сочи-2016«, подготовленных по заказу Фонда «Росконгресс». С февраля по октябрь 2017 г. — советник губернатора Новгородской области. С октября 2016 г. по февраль 2017 г. и с октября 2017 г. по н.в. — руководитель Рабочей группы по туризму Экспертного совета при Правительстве РФ.

Рекомендуем