Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Екатеринбург: стать не хозяином, но лидером

В ходе Грушинской социологической конференции 2017 года вниманию экспертного сообщества были представлены итоги масштабного исследования  региональных элит, посвященного их пониманию образа будущего. Исследование было проведено Центром стратегических разработок (ЦСР) совместно с Ассоциацией независимых центров экономического анализа (АНЦЭА) и Аналитическим центром «Эксперт» осенью 2016 года. На основании его публичной части мы подготовили инфографику в виде карт проблем регионов, которые потом сопоставили с картами предложенных решений. С результатами этой работы предлагаем познакомиться в рамках нашего специального цикла публикаций

Свердловская область — характерный регион с точки зрения сохранения и приумножения советского индустриального наследия. Но и он унаследовал «болезни» межформационного периода. Как с ними справляются местные интеллектуальные, экономические и творческие элиты?

Факторы ограничения развития

Свердловская область – один из самых экономически развитых регионов нашей страны. Этому способствует как богатство недр, так и важное транспортное положение на перекрестке Транссиба и пути на Южный Урал и в Среднюю Азию.

Основным ограничителем развития территории является неопределенность. По словам одного из участников встречи, «бизнесу важны стабильные правила игры на 5-10 лет вперёд, а мы не знаем, может, через год начнётся Третья мировая».

Новые ответы на экономические вопросы присутствующие чаще всего искали в системе координат «экономическая эффективность – социальная политика» и «безопасность – доступность капитала и технологий».

По мнению участников встречи, существующие ответы на них ведут к освоению ресурсного потенциала с низким уровнем передела. В свою очередь, это приводит к тому, что шансы на развитие получает только крупный бизнес, а путь малому и среднему бизнесу в эти относительно долгоокупаемые и низкорентабельные «старательские отрасли» закрыт.

Можно было бы изменить ситуацию, но этому препятствуют как внешние факторы (сокращение импорта технологий из-за высоких ставок налогообложения на ввоз, закрытие доступа к заемному капиталу), так и внутренние (высокое административное давление на бизнес и общее падение спроса).

В такой ситуации власти задаются новые вопросы. В первую очередь, коммуникационные – почему отсутствует механизм взаимодействия с бизнесом, с обществом, действия и намерения не прозрачны, приоритеты непонятны, меры господдержки не эффективны? Как получается, что развитие идет по принципу «всем понемногу», нет опоры на «точки роста», «незнание специфики своей страны, слепую опору на мировые образцы»? Отчего нет взаимодействия с другими регионами страны?

Выход участники встречи видели в создании методологии планирования, которая могла бы задавать горизонт развития. В формулировании «внятной и четкой региональной повестки», с которой считался бы федеральный центр, а у бизнеса появилось бы понимание приоритетов в развитии.

Карта решений

Региональная власть

Снятие ограничений развития, преимущественно, было связано со сферой взаимоотношений власти и общества. Открыться региональным игрокам должна власть. Ее право и задача — установить четкие, понятные приоритеты развития, описать «красные линии», нарушение которых недопустимо, и при этом внутри этих пространств роста разрешить свободу при выборе методик развития. В свободе действия и одновременно в высокой исполнительской дисциплине многие участники встречи видели решение значительной части проблем региона.

Федеральная власть

Такой же подход применяется и для федеральной власти. Участники встречи, предлагали установить понятные критерии эффективности региональной власти и дать ей больше полномочий для самостоятельных действий. А также создать условия для мобилизации скрытых «в тени» резервов. «В экономике примерно 22 миллиона человек сидят в секторе неформальной занятости, их немедленно нужно выводить из теневого сектора. Нужны налоговые преференции, дешевые длинные кредиты». И делать это надо быстро – ведь при всем богатстве недр региона, ключевым ресурсов (и невосполнимым) является время.

Некоммерческий сектор

Если разработать систему стимулирования участия граждан, бизнеса и СМИ в реализации некоммерческих проектов, идеологически обозначить роль некоммерческого сектора, не только в культуре, но и в других сферах (в технологическом развитии, в развитии институтов общества и т.д.), то он может сыграть свою большую роль в развитии региона.

Межрегиональное сотрудничество 

Есть крупные проекты, которые реализуются сразу в нескольких соседних регионах, и потому создают избыточную межрегиональную конкуренцию в условиях спада экономики. При наличии нормальной коммуникации вполне договориться о взаимовыгодном сотрудничестве.

Межотраслевое развитие

Участники встреч также говорили про необходимость поддержки IT и высокотехнологичных стартапов. «Всё инновационное, более эффективное возникает на стыке регионов, дисциплин, отраслей», «однако не делается многое из того, что позволило бы этого достигнуть».

Сравнение карты проблем и карты решений

Свердловская область – пример того, как преимущественно экономическую проблематику предлагается закрывать за счет нестандартных решений. Не через прямое увеличение ассигнований и субсидирования, а скорее через тонкую настройку матрицы полномочий между уровнями власти: федеральной, региональной и муниципальной.

Авторитет региональной власти высок, и потому высоки требования к ней – определение новых правил игры в кризисный период. Правил, которые будут больше учитывать интересы региональных акторов, особенно в условиях уменьшения бюджетных потоков.

Запрос на это существует как у бизнеса, так и у гражданского общества, которое при определенном стечении событий способно стать арбитром в новой конфигурации структур власти, бизнеса и общества.

Интересно, что в ходе встречи не была обозначена тема моногородов, хотя в регионе (по ситуации на 2014 год) было 6 таких образований, высокорисковых как с точки зрения социальных потрясений, так и с точки зрения инвестиций для бизнеса. Можно предположить, что проблема моногородов либо имеет свое решение, либо загнана в «подсознание».

Итоги

Свердловская область – пример психологической модели, предполагающей активность всех участников событий, и минимальный патернализм. От власти, в первую очередь, требуется установление правил игры, соответствующих новым требованиям времени.

Поскольку речь идет о кризисе (внутреннем и внешнем), то правила должны вырабатываться в условиях новой коммуникационной модели, предполагающей скорость принятия решений, дисциплину их выполнения и свободу участников в рамках своих полномочий.

Фактически власти предлагается перейти с позиций «хозяина территории» на место ее «лидера». Однако, возможно ли это? Как выразился один из участников встречи – в регионе все еще «мало субъектов, которые способны принимать решения и нести за них ответственность одновременно: в бизнесе, в местном самоуправлении, в государственной власти».


Познакомиться с другими публикациями регионального цикла вы можете здесь

Рекомендуем