Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Ткани из апельсиновых корок и костюмы унисекс: что мы будем носить в будущем

Когда говоришь о моде в будущем, вспоминаются научно-фантастические фильмы – где все ходят в чем-то наподобие блестящих скафандров. Ну или, на худой конец, самозашнуровывающеся кроссовки из «Назад в будущее». Реальное будущее модной индустрии одновременно и менее экстравагантное, и более интересное, считает имиджмейкер и теоретик моды Жаннат Идрисова

Что больше влияет на моду – эволюция материалов и технологий или изменения в психологии и идеологии общества?

Думаю, влияет всё понемногу, в равных пропорциях. Конечно, эволюция материалов тесно связана с развитием технологий. Появляются новые технологии – совершенствуется промышленность – готов новый материал. Кроме того, экономика вносит очень весомую составляющую. Например, вспомним историю появления джинсов: их прообраз, парусиновые штаны, стали популярны потому, что изменилась структура флота. Перестали использовать парусные корабли – образовался гигантский излишек парусины. Из нее стали шить штаны. А уже потом известный Леви Страусс подхватил и развил идейку – появились заклепки, карманы…

Но и общественный контекст тоже влияет на моду, да еще как. Сама по себе мода тесно связана с развитием городов – скажу больше, она и зародилась только с появлением городов. Сейчас, несомненно, время урбанизма, города – основные центры зарождения трендов. Будут меняться города – будет меняться и мода. Будут изменяться взаимоотношения социальных слоев – будет меняться и отображение этого расслоения в вестиментарном плане.

Станет ли будущее царством синтетики? Уже сейчас натуральные ткани по разным соображениям – от экономических до экологических – все меньше представлены в магазинах…

Да, натуральные материалы уже считаются не такими экологичными. Вопрос еще в том, что многие производители жалуются на качество поступающего хлопка и шелка. Конечно, в лакшери-сегменте материалы по-прежнему подбираются по высшему разряду. А вот для потребителей среднего класса, которые хотят выглядеть элитно – синтетика смотрится не хуже, и все больше модных домов выбирает ее. Например, у Валентино платья из синтетики смотрятся очень неплохо.

Захочет средний класс шелка – а тут и выясняется, что Вьетнам, например, шелк дает плохой: они выращивают его в инкубаторе, там у шелкопряда получается уменьшенная длина нити, а это плохо влияет на качество материала, ускоряет износ. Другие страны дают плохой хлопок.  В результате появляется такой феномен, как “экохлопок” — то есть хлопок, выращенный и выделанный по органическим технологиям. Он хорош, но куда менее доступен, чем обычный – в результате в демократическом сегменте хлопок вымывается синтетикой.

Потребитель, конечно, без боя не сдается. Натуральные ткани, разумеется, все еще комфортней для тела. Плюс традиции, стереотипы… Пока что потребитель хочет экологичности прежде всего по отношению к себе – и требует натуральных тканей. Но посмотрим, технологии совершенствуются.


Три способа помочь экологии, страдающей от индустрии моды

Версия дизайнера и студента из Канады Амита Калры


То есть натуральные материалы в одежде могут исчезнуть совсем?

Не исключено. Может, останется что-то в небольшом количестве, как предметы роскоши. Но ассортимент синтетики будет таким, что мы вряд ли будем горевать. Например, новый материал для одежды – пластик самого разного вида. Он будет развиваться. Новые материалы, кстати, будут предполагать быструю смену: поносил, смял, выбросил. Если будет трансформироваться психология обладания, этот тренд будет развиваться быстро и мощно.

Эра одноразовой одежды?

Ну не на сто процентов, конечно. Все равно, есть базовый инстинкт обладания. Человек хочет иметь что-то “на века”. Поэтому, например, покупаются бумажные книги – это не последовательность байт в читалке или интернете, а материальный объект. Который можно взять в руки. Что касается одежды – исследования показывают, что практически у каждого человека имеются вещи, которые он не носит, но и не выкидывает. Например, первый дорогой пиджак, который человек купил, поднявшись на новый социальный уровень. Да, с тех пор человек поправился или похудел, пиджак надеть уже не получится. Но он хранится как память. Или какое-то экстравагантное платье – хранят не его само, а воспоминания о той, может быть, минуте, когда его обладательница хотела быть вот такой яркой и необычной.  Это моменты психологические  — и думаю, поэтому вещи, рассчитанные на такое обладание, сохранятся.

Одновременно будет развиваться другой тренд – вещи не для обладания, а для присвоения. Это тоже известно уже сейчас. Существует группа потребителей, которые покупают одежду и не носят в готовом виде, а обязательно “делают ее под себя”. Это и есть символическое присвоение. Мы и сейчас подгоняем одежду под себя – ушить, надставить – это базовый уровень присвоения вещи. Некоторые идут дальше и просят в ателье сделать на рубашке две пуговки контрастного цвета. Это присвоение уже более высокого уровня.

А самые продвинутые – обычно это миллениалы — вовсю распарывают, подшивают, дополняют… Но в Москве таких пока немного. В Москве нет стрит-фэшна, стрит-стайла. Но уже есть те, кто специально переделывает одежду, чтобы было не так, как у других. Может быть, с развитием технологии это будет доступнее. Например, тот же самый пластик – из него уже сейчас делают интересные шляпки. Он бывает мягкий, струящийся – очень разный. А может быть, мы вообще целофан будем носить!

…и дождевики, которые продаются в электричках, превратятся в очаровательный винтаж?

Конечно! Превратились же в такой винтаж предметы из позднего СССР! Есть, скажем, замечательный Гоша Рубчинский – он прекрасно “продает” эстетику позднего СССР. Правда, в основном, на Западе – где это экзотика. Для нас это пока что ужасные воспоминания о 80-х — 90-х, но когда пройдет еще немного времени, мы эти времена забудем и тоже получим удовольствие.

Есть ли вероятность возврата к «забытому старому» — например, к льняным тканям? Лен куда более экологичен в производстве, чем хлопок, может быть, вспомнят и о нем?

Чисто льняные ткани сейчас регулярно показывают на выставках, но 100% лен, как мне кажется, имеет множество недостатков. Именно поэтому он и вышел из широкого употребления. Он проигрывает в эстетике, сминается, легко намокает в жару. Как нишевый продукт – да он будет востребован и в таком виде, но уже сейчас в лен научились добавлять синтетические волокна. И вот такой лен – да, вполне востребован.

А вообще-то, с каждым годом открывают все новые натуральные материалы для изготовления одежды. Кто-то делает ткани из апельсиновых корок, кто-то – вообще чуть ли не из сока маракуйи. Так что нас ждут открытия и в этой области. Это будет страшно интересно попробовать.


Не пьют, не верят, не взрослеют: какими будут россияне завтрашнего дня

Социолог Вадим Радаев подводит итоги исследования миллениалов


С одной стороны, вы говорите о тренде к индивидуализации одежду, к броскости – но с другой стороны, символом нынешнего времени стал нормкор, основной постулат которого как раз противоположный: грех хвастаться. Как это может сочетаться?

А в этом и прелесть нашего времени. Именно сейчас – пик противоречивости моды. С одной стороны, минимализм – с другой стороны, броскость. Очень хорошее время, когда учитываются интересы максимального количества людей. Если раньше мода была достаточно жестокая и тяготела к элитарности – скажем, хочешь быть модной, истязай себя до настоящей худобы. А сейчас нет. Сейчас можно и нормкорить, и стремиться к элегантности. И играть в ретро, и быть футуристом.

Мода довольно тесно связана с гендером. А в гендерном отношении у нас уже идут перемены, а ожидаются еще большие. Можно ли ожидать, что в моде мы придем к «одному сплошному унисексу»?

Действительно, о гендерном смещении говорят все. Мужчины и женщины сближаются по значимости в обществе, по ролям. Это будет прогрессировать – на мой взгляд, увы и ах, но будем смотреть, что можно положительного из этого почерпнуть. Кстати, заметим:  унификация костюма связана с тем, что женщины берут традиционно мужское, а не наоборот. Конечно, нормой станет “мужеподобный”, на взгляд наших предков, силуэт – женщина в штанах и водолазке, с какими-то гаджетами может быть, сращиваемыми с кожей, и так далее. Почему именно женщины надевают штаны, а не мужчины юбки? Все дело в том, что современный мужской костюм изначально возник как оптимальный. Да, тот самый надоевший всем пиджак и брюки. Классический костюм это великое изобретение, которое живо по сей день – хотя и сдает свои позиции, но очень медленно. Дело в том, что он одновременно и формален, и сексуален: при закрытом теле мы видим человека целиком – руки, ноги – в отличие, скажем, от античной тоги и других драпирующих одеяний. Вспомните Жанну д’Арк – ее обвиняли в колдовстве, в частности, как раз потому, что она носила мужской костюм, подчеркивавший ее сексуальность куда больше, чем тогдашняя женская одежда. Так что унисекс на базе мужского костюма – пожалуй, неплохо и вполне эстетично.


Российские мужчины предпочитают хозяйственных женщин, а российские женщины — умных мужчин

Итоги «гендерного» опроса Левада-центра


А что будет с украшениями? Ведь уже сейчас традиционные драгоценности как массовое явление практически ушли в прошлое…

Украшения будут, обязательно останутся. Возможно, изменится дизайн дорогих украшений  —  они могут стать более похожими на бижутерию. С другой стороны, и бижутерия будет выглядеть все “дороже”. Как и в гендерном вопросе, здесь драгоценности и бижутерия будут идти сходящимися курсами.

Еще одна околомодная тема – парфюм. Что изменится здесь? Помимо уже свершившегося практически полного отказа от компонентов животного происхождения…

С парфюмом — ставлю на развитие технологии. Химия – одна из самых быстрорастущих отраслей и останется такой еще долго. Мы, мне кажется, будем тяготеть к экологичным запахам – запах моря, листвы, солнца. Ведь пока мы все больше наступаем на «зеленый мир», тоска по природе входит в моду. А будут и, напротив, футуристические запахи. Например, запах космоса – почему бы и нет? Если расцветет космический туризм, то всему связанному с космосом будет придан хороший импульс, как это было с полетом Гагарина.

Важный тренд последнего времени – стремление к домашнему изготовлению вещей. Это позволяет и сократить антропогенное воздействие на природу, и облегчить логистику. Вернемся ли мы к тем временам, когда большая часть одежды в гардеробе была домодельная?

Я согласна с тем, что вещи на дому будет делать легче. И шитье, и 3D-печать будут развиваться. Но другое дело – станет ли это массовым трендом. Вот так шить, как дома шили наши бабушки – нужно ли это будет людям? У нас уже выработалась привычка делегировать эти функции профессионалам. Впрочем, кому-то нравится шить. К тому же в результате трансформации рынка труда появляется много высвобожденных людей – может быть, они будут увлекаться изготовлением одежды, делать ее для себя и для других. Но не думаю, что мы все поставим в уголок принтер и будем печатать или шить одежду. Пока еще это дорого.

Уже сейчас создаются модные коллекции, напечатанные на 3D-принтере. Израильская студентка в 2015 году на каждую модель своей коллекции потратила порядка 17 дней – и это был хороший прорывной шаг. Но пока не думаю, что даже когда это станет дешево – многие будут этим заниматься. Темп жизни ускорится, каждый будет занят своим.


Жаннат Идрисова – пример человека, не боящегося перемен на пути к своему призванию. Филологическое образование и работа в деловой журналистике развили аналитические способности, а увлечение историей моды подсказало, чем именно хочется заниматься. А хочется – формировать имидж людей и вглядываться в изменения модной индустрии, угадывая в складывающихся трендах будущее.

Рекомендуем