Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Возможна ли успешная краудфандинговая кампания в российских реалиях?

Рассказываем на примере сбора средств на документальный фильм о ветеране

Самопожертвование и никакого бизнеса

В настоящее время краудфандинг постепенно уходит из России. Сейчас люди боятся выставлять на спонсирование крупные суммы. По большей части идет игра, когда у тебя и так сформирован бюджет, и ты просто в качестве промоутирования размещаешь проект на краудфандинговой платформе.

«Играют» суммы 100-150 тыс. рублей, суммы больше миллиона рублей, как правило, не собираются. В американском, европейском краудфандинге вкладывают в качественный проект, практическая сторона там очень важна.

Российский краудфандинг это — история самопожертвования. Наш проект документального фильма «Васенин» о ветеране Николае Максимовиче Васенине собрал 1,6 миллионов рублей, потому что у нас была хорошая история. Люди могли влиять на ее исход. Если не дадут денег — ветеран не поедет по местам воинской славы, не увидит родных своей французской возлюбленной. Мы, по сути, поставили перед акционерами выбор. Тут сыграл искренний человеческий фактор. Если в проекте есть социальный подтекст, он цепляет, вписывается в то, что мы видим, чувствуем, это хорошо. В России это работает так.

Бизнес и никакого самопожертвования

Краудфандинг превратился в ярмарку-магазин с появлением проекта «Диван-биван». Чуваки с диванами «побили» краудфандинг, собрав почти 4 млн. рублей. Они просто в качестве акций размещали эти самые надувные диваны со скидкой. Акционеры через краудфандинговую платформу просто покупали диваны. Создатели данной кампании реализовывали товар, который закупили заграницей — сломали систему. Но ведь люди, которые к этому  относятся внимательно, они видят, что это – интернет-магазин и вряд ли им будут интересны остальные проекты, потому что великое и важное здесь отходит на второй план. Идет просто набивание своего кармана: я заплачу – я получу. Это не совсем правильная модель.

Ярких проектов нет

Российский краудфандинг загибается, потому что людям неинтересно. Нет ярких историй, на которые они могут влиять – я дам – будет то, я не дам – будет это. Нет выбора. Нет историй, из-за которых человек бы почувствовал свою уникальность. Людям не нужна куча подарков, им нужна сопричастность к чему-то удивительному. Например, если мне скажут: «Мы – команда молодых энтузиастов снимаем молодое кино!». Я отвечу: «Ну, и снимайте». Это неинтересно. Было бы интересно, если бы собрались старые кинорежиссеры, им не дают гос. финансирование, потому что они были изгнан из кино лет 20 назад, и они решили снять ужастик. Это прикольно, я бы поучаствовал. В этом есть что-то такое важное, решающее. И для бизнеса тоже нужна история. Например, чуваки из Новосибирского Академгородка придумали машину, которая ездит на грязи по нашим российским дорогам. И им нужны деньги, чтобы сделать эту модель и потом ее продавать. Элемент социальности и новации всегда должен быть. Сейчас истории не так преподносят. Или их нет. Люди чуют кожей — пытаются их обмануть или действительно предлагают классный продукт. Я не помню за последнее время какой-то офигенно яркий проект, который мне бы захотелось поддержать.

За любым проектом стоит личность

В любой краудфандинговой кампании важно личное отношение к автору. Любая кампания – затрата вашего времени, даже если вы посадите этим заниматься личного ассистента, нужна ваша полная вовлеченность. Самому придется приходить, рассказывать, писать письма. Никому не интересно общаться с представителем, если речь идет о пожертвованиях. Если ты — ленивая задница и не можешь уделять весы, почему другие должны тебе давать деньги? Можно, конечно, расшарить свой аккаунт на 5-10 человек и дать возможность своим доверенным лицам писать с него всем подряд. Это будет иметь смысл, чем просто делегировать это занятие. Необходимо четкое позиционирование себя, как автора проекта — вот ты мучаешься, ночами не спишь, мучаешь других, пишешь, звонишь, переживаешь за своё дело. Людей это всегда подкупает, твоя личная настойчивость.

Сколько просить и сколько вкладывать

Сейчас идеальная сумма для сбора – 400 000 рублей. Она – не маленькая и не большая. Больше 500 000 рублей сбор не доходит до 100%. Люди дают деньги, когда видят деньги. Лучше дать 10 000 рублей на тот проект, который реально реализуется. А если собрано всего 20% от заявленной суммы – смысла давать никто не видит. У нас, к примеру, самое большое пожертвование было размером в 100 000 рублей. Многие брезгуют ставить акции номиналом 100-150 рублей. Некоторые специалисты по крауду мне настоятельно рекомендовали не ставить суммы меньше 300 рублей. Я с ними категорически не согласен, потому что 100 рублей — это такая сумма, когда тебя поддержат студенты — школьники, а уже потом они могут вырасти в большую аудиторию. 100 рублей – отказ от чашки кофе, а 300 рублей – это уже хороший такой бизнес-ланч. Нужно также быть готовым вкладываться в раскрутку кампании финансово. Мало писать личные сообщения людям, просить репосты. Нужно установить долю рекламного бюджета на проект и платить за рекламу в соцсетях. Чтобы собрать миллион, нужно где-то на 200 000 вложиться в рекламу из личных средств.

Круговорот людей и денег

В Росии сейчас существуют две краудфандинговых платформы Boomstarter и Planeta. Им выгодно, чтобы появились крутые проекты, потому что только в этом случае о них пишут и помнят. Внимание, деньги, интерес – три кита. Вот, например, вы пошли и поддержали фильм «Васенин», дали 100 рублей, мы вас написали в титрах. При любом разговоре о кино вы будете говорить: «На самом деле, российское кино не в упадке. Я вот – тоже спонсор проекта». И каждый раз вы будет затаскивать новых людей, их внимание к фильму, к проекту, к краудфандингу. Все очень циклично и связано друг с другом. Ваши 100 рублей – ничто для бюджета. Но для проекта – это еще 10 человек. Ваша внутренняя гордыня, за то, что вы помогли нашему проекту, это больше, чем 100 рублей. Это когда на рынке покупают котенка, отдают копеечку. Но не для того, чтобы разбогатеть, а для того, чтобы котеночек не помер. Вот и все.

Андрей Григорьев, режиссер и продюсер, автор проекта «Васенин». «Васенин» — документальный фильм о ветеране двух войн, участнике французского движения Сопротивления, кавалере ордена Почетного легиона Николае Максимовиче Васенине, его военной биографии, пребывании в немецких и советских лагерях, а также о его поездке во Францию по местам воинской славы в возрасте 94 лет. Основная часть средств в размере 1,6 млн. рублей на реализацию проекта была собрана на краудфандинговой платформе Boomstarter. В поддержку фильма высказались Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, тележурналист Владимир Позднер, многие деятели культуры и известные политики.

Рекомендуем