Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

«Раньше нас убивали вирусы, теперь мы убиваем себя сами»

Почему не стоит радоваться победе над вирусами, как мы убиваем себя сами, кто сможет спасти человечество от депрессии и какие методы для защиты людей может применять государство? – рассказывает Василий Штабницкий, врач-пульмонолог, кандидат медицинских наук

Всё, что нас не убивает, уступает место новым угрозам

В XX веке мы выиграли, наконец, древнюю войну с инфекционными заболеваниями. Веками люди умирали от травм и инфекций. Оспа, чума, холера, туберкулез, пневмония опустошали целые города. Люди не знали, как с ними бороться. В этой борьбе зародилась медицина, какой мы её знаем сейчас.

Сначала появилась гигиена, чтобы обезопасить человека от распространения инфекций. Люди учились правильно мыть руки, заниматься утилизацией отходов, чтобы распространялось меньше бактерий. Потом появились прививки и антибиотики.

Всё вместе это привело к тому, что в XX веке люди, внезапно, поняли, что перестали умирать от тяжелых инфекций. На первое место вышли совершенно другие болезни. Их объединяют в группу «хронические неинфекционные заболевания». Это прежде всего, заболевания сердечно-сосудистой системы – инфаркты, инсульты. Онкологические заболевания, диабет, болезни, связанные с курением – хроническая обструктивная болезнь легких и эмфизема.

Мы расплачиваемся за свой образ жизни

Проблемы со здоровьем XXI века – болезни, которые человек навязывает себе сам, расплачиваясь за неправильный образ жизни. Конечно, теоретически они могут появиться у всех. Но на практике, если не пить алкоголь, не курить и правильно питаться, вероятность их заработать снижается в разы.

Когда-то, чтобы выжить, люди приучили себя к гигиене. Большой вопрос: удастся ли нам настолько же масштабно приучить себя к здоровому образу жизни? Мне кажется, ближайшие полвека человечество продолжит погружаться в пучину неинфекционных заболеваний. Нездоровый образ жизни – слишком притягателен и слишком частое  явление в человеческой среде сегодня.


Современная медицина начинается с гуманизации общества. Интервью с Антоном Гопкой, генеральным партнером и сооснователем ATEM Capital


Скоро всех денег мира не хватит, чтобы оплатить лечение хронических больных

ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) настаивает, что первичная и вторичная профилактика хронических неинфекционных заболеваний – гораздо дешевле, чем их лечение. Первичная профилактика инфаркта – это отказ от курения, физические нагрузки, приём таблеток от гипертонии, препаратов для профилактики тромбозов. Всё это не так дорого. Цена лечения сформировавшейся ишемической болезни сердца или ишемической болезни мозга и их осложнений дороже в сотни и тысячи раз.

Поставить один стент в коронарную артерию при инфаркте миокарда стоит несколько тысяч долларов, учитывая стоимость материала и нахождение пациента в стационаре и реанимации. Через какое-то время, суммарно, всех денег на планете Земля будет не хватать на лечение больных хроническими неинфекционными заболеваниями.

Конечно, со временем дорогостоящие материалы, например, для лечения болезней сердца будут дешеветь. Но падение цен окажется не таким значительным, как когда-то с пенициллином. Поэтому врачи сейчас так много говорят о первичной профилактике подобных заболеваний.

Государство должно мотивировать, а не карать

В 1768 году Екатерина II настояла, чтобы ей сделали прививку от оспы. В те время вакцинация была совсем небезопасным делом и нередко сопровождалась побочными эффектами, вплоть до летального исхода. Для императрицы всё закончилось хорошо и сразу после этого «инокулировались» около 140 дворян: в Россию пришла мода на вакцинацию.

Сегодня разговоры о здоровье большого числа людей часто сводятся к спорам о правах человека и степени ответственности государства за их благополучие.

Люди часто пренебрегают диагностикой и «запускают» свои болезни; существует движение «антипрививочников», которые сознательно подвергают угрозе здоровье своих детей и окружающих; курильщики годами покупают сигареты, а потом ждут, что больницы будут лечить их от последствий курения.

Фактически у государства есть три способа воздействовать на таких людей: пропаганда; отказ финансировать лечение тех, кто пренебрегает своими и общественными интересами; карательные меры.

Сегодня применяются все три таких способа, но с разной степенью активности.

В России запрещена реклама по телевидению спиртного и алкоголя – это агитационная мера. Во многих европейских странах непривитый ребёнок не может посещать государственные детские сады, а его родителей штрафуют. На днях заместитель мэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников вспомнил, что в азиатских странах медслужбы пересматривают условия страховки пациента, если тот вовремя не проходит обследование, и допустил, что похожие меры появятся в России.

Думаю, со временем мы столкнемся с необходимостью радикально снизить риски сердечно-сосудистых заболеваний и возникнут предложения принуждать на государственном уровне людей к занятиям физкультурой и спортом. Но здесь мы сталкиваемся с вопросом прав человека.

Я считаю, у каждого пациента должно быть право отказаться от любой медицинской манипуляции и помощи, в том числе от профилактических вмешательств. Врачи и чиновники должны в первую очередь использовать объяснения и положительные доводы. Уверен, в движении тех же антипрививочников большинство людей просто неправильно информированы или имели неблагоприятной опыт травматичного общения с медициной, который боятся повторить.


Путин сможет править Россией даже в 90 лет. Про долголетие и медицинские инновации рассказывает врач Ярослав Ашихмин


Депрессия – главная болезнь XXI века

Если говорить о психологии и психиатрии, в ближайшее время мы можем столкнуться если не с эпидемиями, то со значительным увеличением количества случаев депрессии и суицида. Наш образ жизни, требующий от нас всё больших эмоциональных усилий, большей отдачи личного пространства, будет приводить к тому, что уровень стресса станет повышаться. Депрессия сама по себе является одним из доказанных факторов повышения риска сердечно-сосудистой смертности. Также она может стать причиной наркомании, алкоголизма и довести человека до суицида.

Лечение депрессии – долгое, дорогое и не всегда эффективное занятие. Некоторые страны, пошли по пути медикаментозной борьбы с депрессией, и это очень эффективный подход. В этих странах в ходу словосочетание «нация прозака». Мне бы, конечно, не хотелось, чтобы наше общество превратилось в потребителей психотропных препаратов и антидепрессантов, однако не стоит отрицать необходимость приема таких препаратов, особенно, когда человек сталкивается с клинической депрессией. Но выход в таком случае может быть лишь один – профилактика.

Профилактика депрессии – это раннее распознавание эмоционального выгорания. Главной причиной которого в первую очередь является работа, а точнее разница между ожиданием от работы и реальностью.

Мне кажется, государство должно ввести понятие эмоционального выгорания как профессиональной болезни и бесплатно или за счет страховых компаний заниматься его профилактикой. Если причина формирования депрессии в том, что люди тяжело работают ради каких-то кредитов, чтобы купить квартиру или заплатить за образование ребёнка, то работодатель и общество должны проводить профилактику необратимых изменений в психике этих людей.

Для шахтеров работодатели в обязательном порядке проводят профилактику и лечение заболеваний лёгких, которые те приобретают, добывая уголь в шахте. Сегодня мы уже можем поставить знак равно между профессиональными болезнями рабочих, которые болеют от внешних факторов, и профессиональными заболеваниями, выгоранием, городского жителя, который целый день крутится в безумной нервной спешке.

Вирусы и бактерии могут взять реванш

Мы начали с утверждения, что в XX веке человечество победило практически все известные ему инфекционные заболевания. А закончим тезисом, что бактерии и вирусы ещё могут вернутся в виде мутантов, нечувствительных к действию антибиотиков и противовирусных препаратов.

Я – свидетель того, когда в российских реанимациях появилась палочка, которая называется «ацинетобактер». Это резистентный микроорганизм, который практически не  чувствителен ко всем антибиотикам. Во многих случаях он является одним из возбудителей сепсиса или тяжелых пневмоний.

Фактически, мы – люди – сами создали условия для их появления. Активно применяя антибиотики, мы уничтожали популяции бактерий, которые поддавались их воздействию. В итоге возникли искусственные эволюционные условия, в которых в живых стали оставаться особи и мутанты, нечувствительные к этим препаратам.

В конечном итоге, на рубеже XXI-XXII века, мы можем столкнуться с ситуацией, когда все наши антимикробные препараты перестанут работать. И тогда мы вновь окажемся в условиях XVIII-XIX века с его пандемиями и массовой смертностью от инфекционных болезней.

Бессмертие невозможно

Все современные медицинские открытия нацелены на продление жизни человека. Но мы не сможем победить смерть.

Например, существует мнение, что все люди обречены на рак, большинство просто до него не доживают, так как умирают от других болезней. С биологической точки зрения подобное утверждение имеет смысл: наша клетка устроена так, что чем больше делений она проходит, тем больше мутации накапливается в генетическом материале. Рак – это проявление такой спорадической мутации, которая приводит к неконтролируемым делениям клеток. Чем больше временной промежуток и число мутаций, тем более высокая вероятность появления рака. Плюс накопление внешних агрессивных повреждающих факторов. Например, для легких – это вдыхание табачного дыма или просто грязи. Если дышать автомобильными выхлопами 300 лет, то гарантированно можно получить рак легких.

Нами еще до конца не изучены болезни нервной системы, типа болезни Альцгеймера или болезни Паркинсона. Соответственно, если защитить человека от рака, он будет умирать от старческой деменции лет в 150. Конечно же, учёные станут придумывать какие-то новые способы борьбы с этой старческой деменцией. Но когда они их изобретут, появится новое заболевание…

Если бы человек не умирал, планета Земля была бы переполнена людьми. И они бы всё равно умерли от голода. Наверное, какой-то смысл биологической жизни в том, чтобы человек пожил, что-то сделал для общества, для семьи, и как любой биологический вид, живущий на земле, «оставил плодовитое потомство».

Смысл в том, что человек появляется, набирает силу, что-то делает в этом мире, оставляет детей и умирает, освобождая для них место. Поэтому, на мой взгляд, мы можем надеяться как-то увеличить продолжительность срока жизни, но окончательно победить смерть не в наших силах.

Беседовал Илья Переседов. Фото Валерии Яковлевой


Василий Андреевич Штабницкий 

Пульмонолог, терапевт, кандидат медицинских наук. Доцент кафедры пульмонологии РНИМУ им. Н.И. Пирогова. Член Европейского (ERS) и Российского респираторного общества (РРО). Врач-эксперт фонда «Живи сейчас». Специалист по домашней вентиляции легких, у детей и взрослых.

Родился в Москве, в 2007 году закончил Российский государственный медицинский университет по специальности «Педиатрия». Стажировался в Германии по тематике отлучения от искусственной вентиляции легких. С 2012 года по настоящее время преподает студентам и врачам последипломного образования. Участвовал в создании благотворительной службы помощи больным с БАС (боковой амиотрофический склероз), с 2011 по 2015 работал в службе помощи больным БАС. С 2015 по 2018 работал в детском хосписе «Дом с Маяком». С 2017 года пульмонолог в клинике «Чайка». Ведет образовательный курс для врачей по домашней вентиляции легких.


Рекомендуем вам также познакомиться с нашим интервью с Владиславом Зайцевым — одним из первых в России обладателей чипа под кожей

Рекомендуем