Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Кто вы: технофил или технофоб?

Четвертая промышленная революция и переход к новому технологическому укладу происходят в условиях, когда скорость развития техники опережает способность социальных групп осмыслять новые технологии и договариваться о нормах их использования

Технофобия и технофилия

На основе изучения эмоций и поведения людей социологи построили исследовательскую шкалу, полюсами которой стали технофобия и технофилия.

Технофилия – это позитивное отношение к большинству технологий, удовольствие от использования новых технологий, готовность к приобретению опыта их использования. Ее противоположностью является технофобия. Технофобия – это внутреннее сопротивление, возникающее у людей, когда они думают или говорят о новой технологии; страх или тревога, связанная с использованием технологии; враждебные или агрессивные установки в отношении новой технологии.

Особенностью технофобии является негативное отношение к технологии при невозможности полностью отказаться от ее использования. Технофобия чаще наблюдается у женщин и пожилых людей, при низком уровне образования и при негативном предшествующем пользовательском опыте.

Исследование цифровой компетентности, проведенное при поддержке компании Google среди родителей российских подростков совместно с Аналитическим центром Юрия Левады показало, что технофобия и технофилия проявляются не столько в интенсивности пользования интернетом, сколько в разных способах интернет-активности. Пользовательский опыт и навыки технофобов связаны в основном с поиском информации, тогда как для технофилов интернет — это средство общения.

Иными словами, для технофобов технология не связана с другими людьми, она как бы «заслоняет собой» социальный мир. Это существенно снижает возможности технофобов по конструированию и «одомашниванию» новых технологий. Они «выключены» из жизни пользовательских сообществ.

Это проявляется и в их отношениях к собственным детям: технофобы значительно реже обсуждают с ребенком опыт пользования сетью, реже интересуются успехами и проблемами детей при овладении интернет-технологиями.

Обсуждая будущее, мы запускаем механизм самосбывающихся прогнозов

Даже оптимисты могут опасаться

Другая исследовательская шкала была построена на основе когнитивных аспектов отношения к новым технологиям. В ней крайними полюсами стали технологический оптимизм и его противоположность — технологический пессимизм.

Технооптимизм – это мировоззренческая и жизненная позиция, в соответствии с которой техническим достижениям и научно-техническому прогрессу в целом придается первостепенное значение в преодолении социальных проблем.

Технопессимизм — система взглядов, в соответствии с которыми научно-технический прогресс рассматривается в качестве главной причины нарушения баланса в отношениях общества и природы, появления и резкого обострения экологических, ресурсных, социальных и многих других проблем.

Исследование, проведенное среди московской молодежи 17 – 30 лет показало, что ориентация на получение удовольствия в настоящем более важна для готовности к использованию новых технологий, чем ориентация на будущее. Другой важный вывод — даже те, кто декларирует технооптимизм, могут быть не готовы использовать новые технологии.

В другом исследовании, проведенном среди российской и казахстанской русскоязычной молодежи, респондентам предлагалось по 5-балльной шкале оценить свою готовность использовать 22 новых технологии, существующие на уровне прототипов или даже появившиеся на рынке.

Оказалось, что участники анкетирования готовы только выборочно использовать такие технологии, в частности, домашние 3D-принтеры, электромобили и выявление генетической предрасположенности к болезням. Наибольшее отторжение вызывают генная инженерия и инвазивные технологии и технологии, связанные с необходимостью доверить искусственному интеллекту свою жизнь.

Ловушки экспертного прогнозирования

Нано и био

Исследования показывают, отношение к биотехнологиям у большинства опрошенных, настороженное. Чего не скажешь о нанотехнологиях, хотя угрозы и преимущества от использования обоих типов технологий являются вполне сопоставимыми.

Социологи объясняют это тем, что нанотехнологии незримы для населения, для них нет примеров в личном жизненном опыте, а потенциал использования велик. В то же время, биотехнологии посягают на подтверждение групповой идентичности.

Именно поэтому появление генно-модифицированных продуктов и различных искусственных пищевых добавок в России оказалось сопряжено с формированием иерархии продуктов, структурировании пищи на «свою» и «чужую». В массовом сознании «свои» продукты ассоциируются с традиционными биотехнологиями. «Чужие» продукты, напротив, воспринимаются как продукты зарубежного производства, с неестественными вкусовыми качествами, применением вредных технологий.

Согласно исследованиям ВЦИОМ в 2014 году, 82% респондентов считают, что ГМО вредят здоровью и подлежат запрету, а 54% россиян не стали бы покупать содержащие ГМО продукты. Правда, знают, как расшифровывается аббревиатура ГМО лишь 55% опрошенных.

Сложные и непростые решения

На восприятие и принятие людьми тех или иных технологий влияют различные психологические факторы. Например, оказалось, что использовать нейроинтерфейсы и дополненную реальность больше готовы молодые люди, ориентированные на престиж новых технологий, личный успех и получение удовольствия.

На готовность использовать технологии «умного» города, — такие как каршеринг, 3D-принтеры, телемедицина, «умные» дома, — влияют прежде всего самоидентификация с авторами технологий и готовность идти вопреки нормам, принятым в своей группе.

На готовность пользоваться новыми возможностями медицинской диагностики сильнее всего влияет оценка легкости доступа к соответствующим услугам.

А готовность воспользоваться генной инженерией определяется, прежде всего, ориентацией на справедливость: у каждого должно быть право на лучшую жизнь.

Лидеры, которые определяют будущее, будущее, которое определяет лидеров

Доверие к прогрессу — условие его развития

Развитие технологий сопряжено с реальными рисками. Многие из них пока не заметны широкой общественности. Мы все еще всерьез не говорим о рисках применения искусственного интеллекта в области вооружений, геоинженерных технологиях, новых видах биологического оружия, возможностях слежения за людьми по цифровым следам в интернете вещей.

Но скоро это изменится. И чем острее будет противоречие между скоростью научно-технического прогресса и возможностями коллективной рефлексии, тем больше будет вероятность защитных реакций общества. В том числе, таких как архаизация, ксенофобия, мнемонические войны, что сделает общественное сознание еще более уязвимым для манипуляций, в т.ч. для достижения политических целей.

Судьба многих технологий в ближайшие 10-15 лет будет зависеть от того, насколько нам удастся создать гуманитарные и социальные технологии, повышающие способность общества вовремя обнаруживать технологические риски и договариваться о правилах жизни в новой цифровой экономике.

Материал подготовлен на основе публикации Тимофея Нестика «Социально-психологические аспекты отношения человека к новым технологиям» 

Рекомендуем