Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Бенефис Трампа в Давосе

Всемирный экономический форум в Давосе стал ареной для столкновения двух сценариев глобализации – китайского и американского, утверждают наблюдатели

Президент США Дональд Трамп выглядел триумфатором. В начале 2017 года мировая элита, собравшаяся в Давосе, всерьез обсуждала возможность экономического краха Америки в правление Трампа. Однако спустя год фондовый рынок США переживает невиданный бум (с момента избрания Трампа рост составил 50%), экономика выросла на 2,5%, уровень безработицы составляет 4,1% (самый низкий показатель за 17 лет), создано 2,4 млн. рабочих мест.

Концерн Apple намерен вернуть в США большую часть из находящихся на его зарубежных счетах 252 млрд. долларов. В обмен на это он заплатит налоги в размере 38 млрд. долларов, создаст 20 тысяч рабочих мест, а также осуществит капиталовложения на сумму 30 млрд. долларов в течение следующих 5 лет.

Программа Трампа подразумевает реиндустриализацию Америки, возвращение в США рабочих мест из Мексики и стран Юго-Восточной Азии, резкое увеличение капиталовложений в инфраструктуру страны.

Ради этого Трамп готов пересмотреть в пользу США торговые договоренности в рамках НАФТА (в этот экономический блок входят Америка, Мексика и Канада), он грозит наказать ЕС за нечестную торговую политику, вводит санкции против Китая, который он также обвиняет в нечестной конкуренции.


Глэм и трэш — главные политические тренды сегодняшнего дня. Что определяет политическую повестку


Иначе говоря, старая модель глобализации, подразумевающая вывод производства из развитых стран Запада в страны Юго-Восточной Азии, Китай, а в случае с США еще и в Мексику, теряет свою привлекательность. Это происходит благодаря тому, что роботизация и развитие новых технологий дают возможность заменить вчерашних азиатских крестьян, работающих буквально за еду, промышленными роботами. Специалисты утверждают, что недалек тот час, когда на улицах городов появятся автоматические такси, а такие профессии, как бухгалтер, продавец или даже юрист могут уйти в прошлое.

Политика Трампа, еще вчера выглядел как безумный и обреченный на поражение изоляционизм. В стандартной модели возврат рабочих мест в США означал удорожание товаров из-за высокой стоимости рабочей силы в Америке. Однако роботизация дает возможность производить дешевые товары и создавать общество изобилия без использования мигрантского труда. Иначе говоря, то, что раньше было изоляционизмом, теперь становится политикой поощрения промышленного роста и вложений в новые технологии.

Западные элиты именно в ходе форума в Давосе осознали это. Как не любим Трамп традиционными глобалистскими элитами, они вынуждены признать, что в Давосе президент США выглядел победителем.

В качестве оппонента американской политике пытались выдвинуть Китай. Дескать, проект «Один пояс – один путь», который свяжет Китай и Европейский союз, является прообразом нового WTO и станет крупнейшим торговым проектом в мировой экономике. Да вот беда, стоимость реализации проекта «Один пояс – один путь» сопоставима с объемом средств, которые Apple собирается вернуть в США.

Иначе говоря, противопоставление США и Китая в рамках Давоса было обречено на провал. Хотя Китай, чьим конкурентным преимуществом до сих пор является относительно дешевая рабочая сила, не в восторге от политики Трампа, особенно от требований проводить честную (в американском понимании) торговую политику, то есть снижать дефицит во взаимной торговле, деваться китайцам некуда. Давление со стороны США скорее всего вынудит КНР принять меры по сокращению дефицита, что китайские власти делали в аналогичных обстоятельствах и ранее.

Кроме того, ошибка думать, что Китай намерен отстаивать прежнюю модель глобализации. Согласно статистике, КНР является одним из мировых чемпионов по закупке и внедрению промышленных роботов. Иначе говоря, китайцы понимают исчерпанность потенциала своей дешевой рабочей силы (которая к тому же непрерывно дорожает) и сами активно идут по пути внедрения роботизации и новых технологий.

С дипломатической точки зрения Китаю выгодна полемика с США, так как дает ему в союзники все страны, страдающие от экономической политики Трампа. А это и страны Юго-Восточной Азии, и Европейский союз. Но разношерстная антитрамповская коалиция – лишь ситуационный альянс. А вот перспективы создания совершенно новой модели глобализации, основанной на новых технологиях, начинают понимать во многих странах мира.


Атмосфера страха и неуверенности в обществе становится идеальной почвой для популизма


В своей речи в Давосе Трамп провозгласил, что всегда будет ставить Америку на первое место и отметил, что оставляет за главами других государств ставить свои страны на первое место тоже. Американский лидер подчеркнул, что хотя Америка для него на первом месте, она не одинока. Тем самым президент США сделал заявку на возобновление американского лидерства в рамках глобального Запада, а значит, и мира в целом. Да, основания этого лидерства, модель глобализации, будут пересмотрены, чем многие недовольны. Но данная политика усиливает позиции США и дает им шанс вернуть почти утраченный статус мирового гегемона.

В качестве оппонента Трампа в Давосе пытались позиционировать премьер-министра Индии Нарендру Моди. Последний высказался в поддержку Парижского соглашения о климате, из которого вышел Дональд Трамп. Однако слова индийского лидера прозвучали неубедительно. Парижское соглашение – часть консенсуса глобальных элит в рамках прежней модели, когда контроль над экологией означал возможность контролировать промышленное развитие всех стран мира. Если мы стоим на пороге прекрасного нового мира, где будут царить роботы и новые виды энергии, Парижское соглашение просто перестанет быть актуальным.

Почти не слышно в Давосе было Ангелу Меркель – еще вчера могущественную «хозяйку Европы», которую СМИ в начале 2017 года пытались представить как «лидера свободного мира», в противовес будто бы утратившему эту позицию президенту США Трампу. Однако дела Меркель на внутреннем фронте нехороши. Несмотря на то, что выборы в бундестаг состоялись в сентябре 2017 года, до сих пор не удалось сформировать новое правительство. Меркель приехала в Давос в статусе исполняющей обязанности германского канцлера, что сильно сковывало руки лидеру Германии. И хотя ей, видимо, в ближайшие месяцы удастся возобновить «большую коалицию» с социал-демократами, её позиции в Германии, а значит и в Европе ослаблены. Не говоря уже о том, что её четвертый канцлерский срок считается последним, а значит в Германии неизбежно начнется борьба за позицию её преемника.

Чтобы сохранить конкурентоспособность наряду с такими гигантами как США и Китай, европейцы планируют реформу Европейского союза, создание «экономического правительства» стран Еврозоны, более тесную интеграцию, и подписание нового договора о дружбе между Германией и Францией. Удастся ли им реализовать этот проект и превратить ЕС в федеративную сверхдержаву – покажет ближайшее будущее. Пока же в Европе разброд и шатание, вызванные ослаблением германского лидерства в условиях отсутствия ему внятной альтернативы.

Что касается российской делегации, то ее голос в Давосе прозвучал слабо. Что неудивительно, Россия под санкциями, в США идет истерическая пропагандистская кампания о российском вмешательстве в президентские выборы 2016 года.

Для нашей страны главным остается вопрос, сумеет ли она встроиться в новую, трамповскую волну глобализации, связанную с внедрением новых технологий и роботизацией, или будет действовать в рамках старой модели, предусматривающей экспорт сырья и поощрение миграции. Этот вопрос становится основным с точки зрения как развития российской экономики, так и места российской элиты в элите глобальной. И Давосом единым его не решить.


С альтернативной точкой зрения на итоги Давоса-2018 можно познакомиться здесь

Рекомендуем