Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

«Самое глупое – это пытаться остановить эволюцию»

Кьелла Нордстрема неоднократно признавали одним из мудрейших мыслителей современности. Его прогнозы настолько востребованы, что давно стали самосбывающимися — ведь на их основе принимаются важнейшие решения. Мы собрали ключевые прогнозы Нордстрема, касающиеся ближайшего будущего

Шведский экономист и писатель Кьелл Нордстрем – человек особенный. Инженер по образованию, ученый (с 1991 года — в Стокгольмской экономической школе), консультант транснациональных корпораций и правительства Великобритании, многолетний фигурант рейтингов самых влиятельных мыслителей Европы и мира. В 2005 году рейтинг Thinkers 50 признал его мыслителем номер один в Европе и включил в пятерку самых выдающихся мудрецов мира.

Уже почти двадцать лет назад он написал «Бизнес в стиле фанк» — визионерскую книгу, которая до сих пор неплохо продается в магазинах и постоянно допечатывается. С тех пор, где бы Нордстрем ни появился — а выступает ученый по всему миру — его спрашивают о будущем. И, что самое интересное, по итогам сказанного принимают решения. Что делает прогнозы Нордстрема в какой-то мере самосбывающимися.

В конце 2017 года шведский исследователь несколько раз выступал в России. Например, на Synergy Global Forum. И, разумеется, отвечал на десятки и сотни вопросов о будущем. Из его высказываний можно составить достаточно целостный прогноз на будущие несколько лет – картина получается местами жутковатая, но завораживающая.

Все в город

Если вам кажется, что весь мир уже переехал в мегаполисы, а деревня и даже малые города обезлюдели – знайте: это еще цветочки. Мы находимся в начале самой быстрой в истории человечества урбанизации, предсказывает Нордстрем. Весь мир стягивается в города, и всего через полвека вместо 218 стран на карте мира будет примерно 600 мегаполисов. И их пригороды. Ну то есть как пригороды – например, Нижний Новгород для Москвы как раз будет пригородом.  А вся Россия будет состоять из нескольких агломераций – кроме «СуперМосквы» это будут Екатеринбург, Владивосток и еще несколько. Ничего, какой-нибудь Австрии тоже уже не будет: будет большая Вена с пригородами.

Мы сможем пережить XXI век, только если исправим наши города

Биткоин как снег

Криптовалюты в обозримом будущем не смогут заменить традиционные деньги, полагает исследователь. Несмотря на то, что они построены на интереснейшей для будущего технологии блокчейна, вряд ли биткоин и ему подобные денежные единицы смогут заменить деньги, эмитируемые государствами. Причина этого, считает Нордстрем — проста: государства этого не допустят.

Да это не может стать мейнстримом, поскольку наши государства не примут эти валюты. И одной из причин, почему они против них, это потому что криптовалюты позволят вам избегать налогов. А все государства, естественно, хотят, чтобы им платили налоги. Германия, Швеция, США – все хотят свои налоги. Криптовалюты станут интересны нашим государствам только только в том случае, если смогут помочь нашим странам получать свои налоги. Но, боюсь, этого не случиться. И наверное, сейчас вы можете использовать криптовалюты, чтобы избежать налогов, но это продлится недолго, так как по всему миру государства будут противостоять криптовалютам.

Другое дело — электронные деньги в принципе. Вот за ними — безусловно, будущее, уверен Кьелл Нордстрем. Можно даже сказать, не только будущее, но и настоящее — особенно в Скандинавии, где работает сам экономист. Государства, полагает эксперт, просто не способны устоять против ключевых преимуществ полностью электронного оборота денег: кто же возразит против абсолютной прозрачности и управляемости денежной массы!

«Биткоины – очередной глобальный лохотрон»

Оцифровать все

«Все, что может быть оцифровано, будет оцифровано», — эту фразу Кьелл Нордстрем повторил несколько раз, и в ходе выступлений, и в кулуарах форумов. Речь о простоте копирования и распространения цифровой информации – по сути, то, что оцифровано, уже доступно всем и бесплатно. Это дает моментальный эффект удешевления во всех сферах – медицине и образовании, даже в военном деле и безопасности. Но у этого явления есть уже очевидная обратная сторона: авторские права как рента перестают работать.

Если записи Rolling Stones оцифрованы – они бесплатны. А вот концерт – другое дело, за “Роллингов” на сцене придется заплатить.

Пять китов новой реальности

Из океана разномастного контента, каков был интернет недавнего прошлого, Сеть стремительно превращается в упорядоченное пространство, занятое информационными и коммуникативными гигантами. Сейчас, по мнению Нордстрема, их пять: Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google. Все вместе эти «провайдеры сетевой реальности» образуют ту самую матрицу, в которой мы существуем как пользователи интернета. И мы уже видим, что в силах этих компаний – раскрутить любую персону либо практически стереть любого из нас из сетевой реальности. Которая, пожалуй, во многом уже более «реальная», чем привычный оффлайн.

Медиа будут продавать не трафик, а контакт с читателем

Монополия – это деньги

Несмотря на то, что матрица (см. предыдущий пункт) уже весьма влиятельна, любой может выбиться в лидеры и заработать деньги, успокаивает Нордстрем. Все дело в монополии: ты должен дать людям и миру то, чего больше никто не даст. Стать незаменимым.

Мы все ненавидим магазины ИКЕА, но раз за разом идем туда. Потому что их нечем заменить

Монополистом может стать любой, чья личность в общественном сознании уникальна, говорит ученый. Например, Леди Гага – своего рода монополист: если она заболеет или откажется выступать на концерте, то равноценной замены ей не существует. Эта же схема работает и с торговыми марками: так, в середине 70-х Volvo удалось завоевать репутацию «самого безопасного в мире автомобиля» и удерживать ее до начала 2000-х годов. Это была именно что монополия: говорим «безопасность», подразумеваем Volvo. Невозможность замены в сознании – это и есть монополия. А монополия – это верный заработок.

Забудьте слово «план»

Мир меняется с космической скоростью – это уже аксиома, «и напрасно консерваторы противу этого говорят». Это значит, что информация с каждым годом, месяцем, днем развивается так, что мы глупеем каждое утро, говорит Нордстрем. Пытаться остановить ход эволюции или даже овладеть информацией – быть всегда в курсе всего – уже невозможно, не стоит и пытаться. Мы все – любители. Единственный прогрессивный метод – смириться и не париться.

Связывая между собой существующие системы, мы создаем системы нового порядка. Если вы стараетесь производить телефоны, то забудьте о планировании. Пока вы допишете план разработки, технологии поменяются уже 200 раз. В новой реальности нужно идти методами проб и ошибок.

Это, в частности, означает, что теряет смысл классическое высшее образование, уверен футуролог. Матрица и оцифровка разрушают монополию на знание. Теперь то, что раньше мог дать только хороший университет, доступно любому – и поэтому ценность университетского диплома будет уже через несколько лет стремиться к нулю. Так что копить на университет детям не имеет особого смысла, говорит Нордстрем.

Итак, по Кьеллу Нордстрему, нам пора приучаться к тому, что все зыбко, ничто не твердо. В обозримом будущем типичный житель планеты Земля окончательно оторвется от «крови и почвы» реальности и станет частицей общечеловеческого организма, управляемого (и самоуправляемого) сложнейшими сетевыми структурами. Поэтому что-либо спланировать и рассчитать в масштабе даже одной человеческой жизни — практически нереально. Остается только смиряться и надеяться на лучшее.

Однако в слове «смиряться» — есть-таки кое-что незыблемое. «Хороший человек — не профессия», — мы привыкли к этому за несколько веков Нового времени, эпохи специализации, индустрии, позитивизма. Сейчас, в постгутенберговскую эпоху, революция знаний приведет к тому, что уже буквально завтра «хороший человек» станет именно что профессией, полагают футурологи — и в их числе тот же Нордстрем. Сетевая матрица позволяет работодателям не действовать традиционным способом – найти квалифицированного человека и пытаться с ним сработаться, а сначала найти комфортного, приятного в общении сотрудника, а потом быстро «натаскать» его в необходимой области знаний и умений.

Так что в будущем профессионализм в той или иной области станет делом наживным — а вот социальный капитал (спасибо, кстати, и тотальной прозрачности) будет копиться и кормить человека всю жизнь. В него, по словам Нордстрема, и стоит вкладываться. А значит — хоть что-то в нашей жизни остается неизменным. И, кажется, не худшее.

Рекомендуем