Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Как связать образование, науку и практику, инновации и традиции университетов

Стоит ли сегодня получать высшее образование в сфере банковских финансов, если банки в эпоху блокчейна будут не нужны? Насколько вообще современные банки включены в поиски новых решений в своей деятельности? Эти и другие вопросы мы задали Марии Сиговой, ректору Международного банковского института

Какие профессии будут востребованы в будущем?

Меня в качестве эксперта часто приглашают на различные форумы, митапы, конференции, которые посвящены обсуждению проблем, задач, целей современного высшего образования в финансовой сфере. И на этих встречах практически всегда поднимаются одни и те же вопросы – какие новые профессии появятся, какие нужны компетенции в будущем?

На эти вопросы сегодня нет простого, односложного ответа, ведь мы пока не знаем — как будет на самом деле выглядеть это самое будущее, не только нашей страны, но и всего мира. Да, есть два диаметрально противоположных мнения. Первое, что в будущем все границы исчезнут, и каждый будет выпускать свою собственную криптовалюту. Второе, что консерватизм все равно возьмет верх, и новое, конечно, будет появляться, но будет внедряться крайне осторожно, очень медленно и только частично. И есть еще громадное множество уточняющих позиций, которые существуют между этими крайними точками зрения.

И что делать тогда высшим учебным заведениям?

Давать хорошее базовое образование и заниматься воспитанием молодежи.

Большинство исследований психологов и социологов, с которыми я очень серьезно ознакомилась, убедительно доказывают, что да, всё в нашем мире очень быстро меняется, а наши дети осваивают какие-то новые технологии гораздо быстрее взрослых. И у нас есть примеры, когда ученик знает, например, образовательную программу «программирование» лучше, чем его учитель. Но взрослее они от того, что лучше ориентируются в технологиях, не становятся.

Уверена, значимость базовых знаний тоже трудно переоценить. Например, история экономических учений дает представление о том, как развивался мир. Но учить их стоит не только по этому постулату, ведь концептуальные вещи часто повторяются и цикличность развития никто не отменял. А качественные базовые знания потом хорошо накладываются на знания о новых технологиях. Благодаря вот такому подходу, наши выпускники получают качественное образование, успешно трудоустраиваются не только в России, но и за рубежом.


Российские банки планируют заменить юристов роботами уже в ближайшей перспективе


У Вас большой вуз?

Мы небольшой вуз, поэтому мы всех своих студентов-очников знаем в лицо. Все они задействованы в научной и студенческой жизни. И это наше серьезное преимущество. Мы можем, с одной стороны, подстраиваться под их возможности и пожелания, а с другой – под возможности и требования работодателя.

И что покупает у Вас рынок?

Работодатели как в России, так и в других странах, сами не знают, какие компетенции понадобятся им в будущем. Но у нас есть совместный проект с Университетом ИТМО и две магистерские программы по финтеху. Мы обучаем программистов, даем им знания об экономических рынках, о финансовых технологиях, и сразу же внедряем их в проекты, связанные с финтехом. Хотя даже здесь я столкнулась с тем, что два года для бизнеса – это слишком долго. И это даже с учетом того, что сейчас финтех — это самая востребованная специальность в банке. Работодателям нужны более короткие программы.

И что же тогда они готовы покупать?

Курсы повышения квалификации и профессиональной переподготовки.

В СМИ многие говорят про революцию финтеха в России, а как на Западе?

Могу совершенно уверенно сказать, что большинство европейских и американских банков являются очень консервативными. Они понимают, что происходит, но говорят скорее о криптозащите, кибербезопасности, нежели о внедрении новых технологий. Они в большей степени обеспокоены вопросами защиты своей информации, защиты информации своих клиентов, чем заработком на каких-то новых технологиях, или внедрении новых продуктов в режиме онлайн. Они аккуратно и взвешено смотрят на внедрение любых новых технологий, и обкатывают их, скорее «за периметром», чтобы потом понять, как их можно использовать.

Европейцам сегодня в равной степени нужны как специалисты, готовые работать на новых технологиях, так и те, кто работает по старой, устоявшейся системе. И, конечно, европейская система постоянно заставляет учиться банковских работников, повышать квалификацию.


Может ли финтех стать новым конкурентным преимуществом развития российского финансового рынка? Отвечает основатель платежной системы Qiwi Сергей Солонин


Вы работаете с западными структурами?

Сейчас мы ведем переговоры с испанской компанией по поводу реализации у них модуля по криптозащите и работе с большими данными. Этот модуль они хотели бы внедрить в свою программу повышения квалификации. Однако, в силу своей консервативности, пока это сделают только в качестве пилотного проекта. Основные сотрудники, которые там работают, мыслят еще в старой системе координат, в отличие от наших банков, которые, надо отметить, очень сильно продвинулись в этом плане.

А как же популярный ныне блокчейн?

Криптозащита волнует европейцев всерьез, сейчас все о ней заговорили, как сейчас говорят, начался хайп. А блокчейн? По их мнению, пусть «это обкатывается где-то там, но не у нас. А мы посмотрим, что получится».

Вы можете научить строить систему безопасности банков?

Проблема в том, что все, что касается безопасности – для банков это самая закрытая информация, которой занимается самое закрытое подразделение. Это именно тот блок вопросов, который охраняется лучше и тщательнее всего. На основе публичных материалов об этом не многое расскажешь, а актуальных разработок в этой сфере вам никто не откроет. Все, что мы можем — это обеспечить качественный кадровый резерв, который сможет быстро научиться решать прикладные задачи.

Как развивается корпоративное образование в России?

Этим занимаются крупные компании и стратегические предприятия нашей страны. Корпоративные университеты — это внедренные системы управления знаниями. Они очень важны, ведь как бы ни менялись технологии, в первую очередь, должна происходить передача отраслевых знаний.


Почему именно сегодня наиболее выгодно вкладывать в собственное образование сколько бы лет вам ни было


Есть мнение, что государству не надо вмешиваться в образование, а бизнес сам может отрегулировать всё.

Университеты – это оплот академических знаний, научных разработок и исследовательской мысли. Вы не представляете как сложно, на самом деле, найти специалиста, способного заниматься исследовательской работой. А бизнесу очень часто не нужны экономические исследования, он хочет зарабатывать деньги здесь и сейчас, а не потом, в отдаленном будущем.

Да и в целом, думать всерьез, что бизнес займется воспитанием и образованием молодежи, кажется не совсем правильным. Это все-таки задача государства и общества. Высшее образование — это не только подготовка к будущей профессии, но и воспитание нового поколения, и эту задачу не удастся переложить на работодателя. Да это и не совсем справедливо, он и так платят налоги, благодаря которым финансируется, в том числе и сфера образования.

Государство пытается как-то регулировать отношения вузов с работодателями?

Есть планы, которые спускаются «сверху». В них говорится, что работодатели должны ставить печать на учебных планах, быть задействованы в подготовке кадров. Есть красивые слова про проектное обучение, стартапы, которые затем должны превратиться в дипломы. Но на практике, к сожалению, очень часто всё это превращается в простую формальность. К сожалению многие вузы идут по простому пути: договариваются с любым работодателем не только про печать, но даже про то, чтобы выделить кого-то из сотрудников, которые прочтут две-три лекции. И все, формальности соблюдены, программа выполнена. Однако к системе подготовки кадров, к реальной жизни это имеет мало отношения.

А как запустить реально работающую систему?

Идут активные поиски. Пока что, на мой взгляд, нет чего-то, что работает системно. Я была на одной сессии «Финтех Лаба». Эта организация, которая собирает и продает стартапы банкам. На этой встрече был поднят вопрос о том, что по сравнению даже с Бразилией у нас в 4 раза меньше стартапов, появляющихся в финансовом и банковском секторе. Где они? Как внедрять проектное обучение в вузы для того, чтобы оттуда можно было забирать готовые стартапы? Пока ответов на эти вопросы нет.

Все выпускники Вашего вуза работают по специальности?

Нашего – да. Повторюсь, мы достаточно камерный вуз. Мы выпускаем, фактически, «штучную продукцию». В этом году, честно говоря, у нас был спрос даже превышающий предложение. К нам обращались крупнейшие российские, иностранные и региональные банки за выпускниками.

И что ждет этих молодых людей в будущем? Постоянное обучение?

Концепцию «учиться всю жизнь», я бы поменяла на «развиваться всю жизнь». Устраивать гонку, что ты должен постоянно учиться, всегда приобретать новые знания, наверное, это тоже для психологически здорового общества не всегда правильно. У человека должна быть возможность остановиться, посозерцать, подумать, будучи, конечно, в профессии, вовлеченным в жизнь. Еще мне очень нравится новая технология в образовании — индивидуальные образовательные траектории, которую недавно предложило Агентство стратегических инициатив.

Каким Вы видите университет будущего? Скажем, в 2035 году.

Думаю, что университеты останутся оплотами академических знаний, исследовательской работы, социально-общественной жизни. Банки останутся хранителем лицензий и капиталов, источником финансового обеспечения и развития. А между ними, скорее всего, будет создана платформа прикладного образования, полностью интегрированная между университетами и формирующая необходимый общеобразовательный продукт. Важно, чтобы она работала прозрачно, чтобы туда была интегрирована система профессиональной квалификации, основанная на реальном запросе компетенции со стороны работодателей. Если создать такую, я бы сказала экосреду, то, уверена, она будет работать качественно и даст хорошие результаты.


Мария Сигова

Ректор АНО «Международный банковский институт».

В 2003 году — с отличием окончила Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов (ныне Санкт-Петербургский государственный экономический университет) по специальности «Национальная экономика» и поступила в аспирантуру. В 2005 году — защитила кандидатскую диссертацию на тему «Консалтинговые услуги в механизме обеспечения экономической безопасности бизнеса». Присуждена ученая степень кандидата экономических наук. В 2009 году — защитила докторскую диссертацию на тему «Консалтинговые услуги в стратегии обеспечения национальной экономической безопасности». Присуждена степень доктора экономических наук. В 2012 году — присвоено ученое звание доцента. В 2015 году — присвоено ученое звание профессора.

С 2005 года — ведущий экономист аналитического отдела планово-экономического управления сбытовой компании ОАО «Ленэнерго». С 2006 года — параллельно начала преподавательскую деятельность на кафедре экономики и менеджмента в туризме и гостиничном хозяйстве Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета. В 2012 году — на конкурсной основе заняла должность профессора кафедры гостеприимства и межкультурной коммуникации Санкт-Петербургского государственного экономического университета, выполняла обязанности помощника проректора по науке и инновациям. С июля 2013 года — проректор по научной работе, профессор кафедры мировой экономики и менеджмента в Международном банковском институте. С апреля 2014 года — первый проректор, а с декабря 2014 года — ректор Международного банковского института.

Председатель Ученого совета МБИ, член Попечительского совета МБИ. Действительный член Национальной академии туризма.

Рекомендуем