Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Путин сможет править Россией даже в 90 лет

Современная наука позволяет значительно продлить молодость и трудоспособность человека, а в будущем эти возможности станут почти безграничными. Что нужно делать, чтобы жить дольше, мы узнали у кардиолога и терапевта Ярослава Ашихмина

Владимир Путин объявил, что станет баллотироваться на должность президента России в 2018 году. На момент выборов ему будет 65 лет. Что ты как врач об этом думаешь? Может человек в его возрасте успешно выдерживать такую многолетнюю нагрузку?

Думаю, что тебе и вашим читателям не стоит волноваться за Путина, а лучше стараться в деталях следовать его образу жизни.

Если верить официальным рассказам и слухам, Владимир Владимирович много времени тратит на физическую активность. Как мы теперь знаем, это главный путь к долголетию. Чем больше ты занимаешься с тренерами – тем дольше живешь. Так что злопыхателей нужно расстроить: благодаря своей целеустремлённости и современной медицине Путин сможет активно руководить Россией и в 80, и в 90 лет.

Насколько я понимаю, в вопросах продления жизни, сохранение физической активности и дееспособности медицина за последние десятилетия шагнула далеко вперед. Недавно я наблюдал состоятельных немецких пенсионеров в естественной среде обитания. И был в восторге от того, как активно они коммуницировали, двигались, танцевали. Ни намёка на апатию или стремление к изоляции.

Так и есть: это вполне оформившийся тренд в современной Европе. Мои же пациенты в Москве, бывает, в 52 года приходят и говорят: «нам врач в районной больнице сказал, что «пора в гроб укладываться» и «все наши болезни обусловлены старостью». Я тогда вспоминаю пример французов – или еще лучше, японцев, которые и в 70, и в 80 лет готовы бегать, влюбляться и учиться новому.


Генетика может стать не только панацеей от всех бед, но и страшным оружием 


Что современная наука позволяет делать людям после 60-65?

Вести такую же активную и насыщенную жизнь, как в 20 или 30, если следовать трём правилам.

Во-первых, физическая активность. Я всегда спрашиваю своих пациентов, видели ли они толстого старика на улице, а если нет – куда они делись? Их практически нет. При том, что ожирение у нас очень распространено, толстяки просто не доживают до глубокой старости.

Во-вторых, здоровый образ жизни. Курение, чрезмерное употребление алкоголя, и нездоровая пища действительно убивают.

В-третьих, фармакологические препараты. Не надо питать иллюзий. Иностранцы, американцы «горстями» «едят» специализированные таблетки: в первую очередь, статины, которые стабилизируют холестериновые бляшки; во-вторых, препараты, снижающие давление. Они позволяют, даже если ты ешь гамбургеры и куришь, заметно продлить жизнь.

Получается, принимать таблетки – это нормально? У нас можно чаще услышать другое мнение: ешь меньше таблеток – дольше проживёшь.

Важная статистика: в Америке снижается смертность от инсульта, инфаркта, от сердечной недостаточности. Но при этом растет от диабета и ожирения. О чем это говорит? Людей с диабетом и ожирением становится больше, давление факторов риска смерти чудовищное (гамбургеры, курение, алкоголь) – но они повально принимают лекарственные препараты. Статины – одни из очень немногих препаратов, которые доказано снижают общую смертность (а не только от инсульта и инфаркта). Снижение холестерина всего на 1 ммоль/литр дает снижение общей смертности на целых 10% – это невероятно много. И мы в России вполне можем этого достичь.

Есть, правда, ещё один фактор, помимо правильного образа жизни и фармакологии, который активно на них влияет – само желание жить.

Я сам из Орла – это ультрадепрессивный регион – и когда я беседую там с местными жителями, понимаю, что они не смогли бы регулярно следовать общим правилам сохранения здоровья в первую очередь из-за апатии. Если у человека нет никакого стимула, если ценность жизни для него низкая, он, как цветок, увядает.

Мы слышим периодически, что в России высокий процент самоубийств. Но это лишь вершина айсберга. Здесь слишком у многих низкая мотивация к жизни, которая загоняет их в могилу

Может быть, они просто понимают, что не в состоянии позволить себе надлежащее медицинское обслуживание? Сколько сегодня примерно стоит для людей в возрасте выше 50 этот профилактический лекарственный коктейль, о котором ты говоришь?

Приём лекарств в целях профилактики обходится совсем недорого. Если принимать именно то, что нужно, то, что тебе показано, качественный “generic”, например, если у вас гипертония высокого риска и высокий уровень холестерина, требующий коррекции, – в месяц лекарства будут стоит 350-500 рублей. Не так уж дорого.

Огромные деньги в аптеках берут за разные комплексы, которые как раз не помогают. Не надо принимать никакие поливитамины и антиоксиданты. Все баночки, на которых написано БАД, как бы их не рекламировали – опасны. Есть надёжные исследования, которые показывают, что смертность от рака и инфаркта повышается на фоне их приема. Не всё, что дает улучшение самочувствия и свежесть, приводит к улучшению прогноза долголетия и предотвращает смертельные болезни.


Инвестор Антон Гопка рассказал, что у России все же есть успехи в инновационной медицине


Ты постоянно ссылаешься на иностранный опыт. Наша медицина может похвастаться чем-то по теме сохранения долголетия?

В медицинской науке за последние 30 лет в России не сделано ничего. В личных беседах даже ученые из РАН это признают. У нас есть успехи в физике, в космосе, в математике, в инженерии, в программировании… В медицине – ноль. Практически во всём биомеде.

И кто, по-твоему, несёт за это ответственность? РАН?

Общество. Все смотрят спорт, и никого не беспокоит, что происходит у нас в науке.

Посмотри на культуру инвестирования на Западе – если ребенок в богатой семье умирает от рака, семья жертвует миллионы долларов на научные исследования.

У нас никто науку не поддерживает, и в этом вина не только олигархов и власти – само общество не заинтересовано в появлении новых исследований

Людям нужно понять, что никакой качественной медицины в стране не будет, пока не будут проводиться фундаментальные и клинические исследования.

На твой взгляд, имеет ли смысл инвестировать в такую область, как профилактическая медицина? Какое будущее ждёт её?

В нём ключевую роль будет играть медицинская геномика, метаболомика и протеомика, на которых базируется персонализированная «омиксная» медицина.


Геномика – направление в молекулярной генетике, которое изучает геномы живых организмов.
Метаболомика – изучает “химические отпечатки” процессов обмена веществ в клетке.
Протеомика – область молекулярной биологии, изучающая белки и их взаимодействия в организмах
.


Это технологии, позволяющие, например в случае рака, идентифицировать драйверные мутации, которые привели к перерождению раковых клеток, реконструировать сигнальные пути, что необходимо для поиска индивидуальных мишеней, которые могут быть нетривиальными. И пойти еще дальше – от анализа пораженных мутациями генов и измененных сигнальных путей – к тому, что происходит с белками внутри клетки. Потому что наши суждения о «поломках» на уровне генов могут быть ограниченными, и на более низком уровне – «на уровне белков», дела могут обстоять совершенно иначе, что обусловливает неэффективность лекарства, которое, вроде как должно работать, если «смотришь» на геном.

«Омиксные» технологии – это сплав и анализ всего, происходящего в клетке.


Советник Президента по интернету Герман Клименко — о перспективных медицинских разработках


А что происходит с этим инновационным трендом у нас, в России?

У наших врачей-исследователей нет почти никакого понимания того, что это такое, тем не менее, обертка красивая и они, не разобравшись в сути, заворачивают что-то непотребное в красивую обертку из этих слов. Протеомный и метаболомный анализ в современной России могут сделать всего несколько экспериментальных лабораторий, до выхода в клиническую медицину – пропасть.

Но вот уже общепризнанные лидеры мнения, начинают произносить плохо связанные слова о блокчейне и big data в медицине.

Разлом между императивными позывами руководства к рождению прорывных технологий и реальным положением вещей ширится, чем он заполняется? Правильно – потемкинскими деревнями.

Они сейчас выстроены на каждом научном углу и порой весьма витиевато, даже заведующий лаборатории может не знать, что подчиненные городят симулякр, наблюдая, как он ваяет эрзац-отчетность для директора института. Вспоминаю такой случай.

Год назад глава крупной корпорации приехал оглядеть научные владения. Директор одного новоиспеченного института рапортовал, что сумел культивировать стволовые клетки. За день до приезда заведующий лабораторией признался в том, что никаких стволовых клеток в лаборатории нет и в помине. «Да положи ему под микроскоп хоть какие-то клетки, он что, отличит?». И вот крупный чиновник радостно кивает, наблюдая под микроскопом клетки свежезарубленной крысы, а потом докладывает своему начальнику о невероятных успехах курируемого института. И так – практически во всей биомедицинской науке.

Что должно случиться, чтобы эта ситуация изменилась?

Думаю, есть только один способ справиться с раковой лженаучной опухолью, сковавшей всю медицинскую науку, – это пригласить независимых западных экспертов для аудита и руководства проектами. Это, как в китайской модели, могут быть и наши соотечественники, добившиеся успеха на Западе.

Беседовал Илья Переседов

Фото с сайта kremlin.ru


Ярослав Ашихмин

Кандидат медицинских наук, терапевт, кардиолог, эксперт в области трансляционной медицины.

Заместитель главного врача и главный терапевт АО «Ильинская больница», член Европейской ассоциации кардиологов (ESC) и Американской ассоциации сердца (AHA)

Родился в г. Орел. Закончил Первый Московский государственный медицинский университет имени И.М. Сеченова

С 2007 года по настоящее время — врач-терапевт. В августе 2008 – октябре 2010 гг. главный медицинский и научный советник Vidox Consulting, Luxembourg. С 2012 по 2013 год — главный врач клиники «Чайка». В 2016 — 2017 годах осуществлял оперативное и стратегическое руководство медицинской командой многопрофильного киники с отделением интенсивной терапии и реанимации Юсуповской больницы. В сентябре 2011 – мае 2012 года менеджер по фармакоэкономике Boehringer Ingelheim. В 2016-2017 годах — заместитель главного врача, руководитель отделения терапии Ильинской больницы. С апреля 2017 года — заместитель главного врача — главный терапевт Ильинской больницы.

Член редколлегии журнала «Качественная клиническая практика». Член экспертного совета Фонда «Сколково».

Рекомендуем