Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Эффективность государства: процессы или результат

Человек зачастую склонен требовать своего счастья от других, в том числе и от государства. Но если задуматься, то что лежит в основе этого постулата? Кто и как должен обеспечивать и, кстати, чем конкретно? Всесильны ли политики и что лежит в основе эффективного государства: люди или системы?

Что такое государство

Традиционно люди привыкли воспринимать государство как систему управления общественными отношениями на конкретной, очерченной границами, территории. И учитывая часто встречающиеся в мире спорные территории, пожалуй, максимально верифицирующим государство как управляющую систему является собственно воля граждан быть управляемыми.

И вот тут во главу угла становится система управления, ее эффективность и жизнеспособность. Выходит, чем более эффективным является государство, тем выше воля его граждан быть управляемыми.

Чем более эффективным является государство, тем выше воля его граждан быть управляемыми

Однако эффективное государство чаще принято определять не столько через удовлетворенность и управляемость граждан, сколько через соотношение затрат к полученному результату: чем меньше вложено и больше получено, тем эффективнее система управления. Кроме того, немаловажным является долгосрочность таких результатов и инертность системы.

Иными словами, чем весомее и очевидней результат управления государством, тем скорее люди готовы быть управляемыми в рамках четко очерченных государственных границ.


Представим, что государство — это фонд, который управляет вашими инвестициями. Мы разобрались, насколько эффективно такое вложение


Болезни роста государства

Государство как термин не имеет окончательно согласованной и принятой всеми формы, причем ни в научном мире, ни в международном праве.

Теория возникновения государства на сегодня насчитывает около 20 оформленных версий, каждая из которых имеет своих последователей.  А попытка документально закрепить понятие государства на международной арене была произведена в далеком 1933 году в Конвенции Монтевидео, однако она не получила широкой поддержки и насчитывает всего несколько подписантов.

По-прежнему предметом теоретических споров ученых правоприменителей и международников остается вопрос —  является страна государством и какие признаки об этом говорят?

Государству как форме управления обществом все чаще предрекают смерть

Еще один открытый вопрос — является ли государство в том виде, в котором функционирует сейчас, – последней формой управления обществом. Нужен ли современному обществу такой политический институт?

Государству как форме управления обществом все чаще предрекают смерть. При чем подобные прогнозы звучат из совершенно разных идеологических лагерей.

Самое простое объяснение смерти государства предложили идеалисты от коммунизма: в теории Маркса государство виделось временным институтом, сопровождающем рост общества. И как только общество достигнет своего совершенства – государство «пройдет», как болезнь роста. Ведь общество станет равным и частной собственности не станет, а значит и не нужен будет инструмент охраны и давления.

В чем-то подобном уверены и другие идеалисты – сторонники глобального гражданского общества, которые считают развитие институтов социума способным удержать устоявшийся мировой порядок, нивелируя значимость границ национальных государств.


Как реформировать государственное управление так, чтобы оно отвечало вызовам времени. Об этом говорили участники уникальной форсайт-сессии


Государство vs Глобализация

Теоретические рассуждения о гибели государства имеют вполне фактические основания. И одно из них связано с тем, что институты национальных государств оказались не способны соответствовать процессам мирового экономического развития. Они просто не успевали обеспечивать потребности быстро растущего и крепнущего глобализирующегося рынка. Хоть Карл Маркс и писал еще в конце 50х годов 19 века Энгельсу, что мировой рынок уже существует.

Ускорение развития технологий и миграционные процессы, тотальное развитие демократических институтов, высокая инертность государств в международных процессах и эффективность международных институтов – все процессы двадцатого века катализировали глобализацию.

Да, глобализация часто понимается как негативный процесс в культурологии, национальной идентификации и других «тонких процессах», однако, она неплохо обслуживает интересы мировой экономики и это делает процесс безостановочно продолжающим развиваться. Национальные государства все больше функций либо делегируют, либо согласуют с международными институтами, вершащими мировой порядок.

Государство vs Рынок

Еще один бой государство почти проиграло предприятиям. Если точнее, то гамбит государства, снизившем налоги для предприятий во имя развития, стал просто жертвой на карте мирового разделения труда, давая волю транснациональным корпорациям управлять своими ресурсами фактически по своим правилам.

И речь тут идет даже не столько о получении ресурсов внутри государства и надгосударственной логистике этих ресурсов для производства продукта корпорации. Тут важно другое: обладая гигантскими ресурсами, ТНК забирают на себя стратегические функции государства: визуализировать будущее, спонсировать науку и технические разработки.

И, все же, одним из самых слабых мест ТНК в негласном противостоянии государству является ориентированность на высокую эффективность, что полностью вычеркнуло экологию из зон внимания. И хотя все ТНК заявляют свою экологическую ответственность корпоративной ценностью, часто это все лишь декларация, показавшая обществу лицо ценностей экономически эффективных систем.


Мир меняется так быстро, что традиционные институты не успевают меняться вместе с ним. Как выстраивать отношения бизнеса и государства в этих условиях


Государство vs Общество

Перед лицом так называемых Проблем 21го века, о которых говорили в Рио в 1992 году население вновь повернулось лицом к государству. Среди упомянутых проблем крайне глобальные: экология, истощаемость ресурсов, структура потребления, нищета, устойчивое развитие. И хотя повестка дня решения этих проблем подразумевала высокую слаженность всех на международном уровне, все же в наднациональных институтах скорее общество видело площадки для диалога государств, чем коллегиальный орган решения таких проблем.

В целом, о том, чего стоит обществу ожидать от государства, ведутся прямо-таки идеологические бои.

Патерналистски настроенные граждане желают видеть в управляющей системе комплекс всех благ и сонм всех правил жизни, чтобы следовать им, не подключая свою волю и не вырабатывая собственные критерии оценки жизни.

Еще один бой государство почти проиграло предприятиям

Существует и другая крайность, при которой граждане видят в государстве врага, ограничивающего права и свободы, несущего разрушения в систему общества. Степень отрицания может достигать апогея в анархическом поведении. Это буквально столкновение двух цивилизаций. Но, как говорится, истина где-то между, и чаще общество представляет собой средний спектр этих двух крайних позиций.

Вместе с тем, как бы это ни прозвучало странно, само государство, стремясь к эффективности, предпочитает не послушное и патерналистское общество, готовое подчинится системе во всем, а обществом умеренно несогласное, так как именно оно имеет вектор движения, и им можно управлять. Это как парусник, которому нужен ветер, даже не в сторону его движения: мастерство позволит им управлять и придаст судну скорость. А полное отсутствие ветра заставит грести веслами, тратя огромное количество усилий при малом результате, что в основе своей не эффективно.

Эволюция функции управления государства

Государство тоже не стояло на месте. И на все перечисленные выше вызовы пыталось дать ответ трансформацией системы управления.

Описанные экономические процессы диктовали условия создания такого управления, которое смогло бы примирить инертную бюрократию и необходимость быстрых решений для рынка.

Одна из основных внутренних функций государства – это как раз упоминаемая система управления. И в попытке усовершенствовать эту функцию, ориентировать ее на результат, государство продолжилось как важнейший институт общества.


Какие инструменты необходимы для эффективной реализации мер стратегического планирования? Мы разбирались на примере «майских указов»


Понятно и прозрачно — New Public Management

Государства западного лагеря, как сердце глобализации и демократических процессов, не только подверглись почти стершими идею национального государства процессам (Единая Европа), но и дали системный прогрессивный ответ на них.

И все, что не убило, во истину сделало сильнее: ответом на все вызовы, почти разрушившие институт государства, в 80х годах 20го века родилась новая реформаторская парадигма государственного управления. Это ставшая широко известной и нашедшая продолжение в массе практических инструментов управления система New Public Management.

Эффективно и системно — Good Governance

Государство сильное и государство минималистическое как две крайности себя исчерпали. Государство должно стать эффективным – единственной ответ на вызовы времени.

Так, с 1992 года на повестке мыслителей современности, а в 1997 – уже в отчете Всемирного Банка и в концептах ООН: новая модель Эффективного Государства.

Одна из основных внутренних функций государства – это как раз упоминаемая система управления. И в попытке усовершенствовать эту функцию, ориентировать ее на результат, государство продолжилось как важнейший институт общества

Критериями такого государства стали системные единицы комплекса Good Governance, ставшие с 90х годов двадцатого века дорожной картой как для всего демократического запада, так и для всех стран-спутников, развивающихся в фарватере западных ценностей. И именно по ним теперь оценивают эффективность государственного управления.

Обслужить и обеспечить — Service Governance

Выстояв в вызовах двадцатого века, государство снова повернулось лицом к обществу, требуя своей верификации через волю своих граждан быть управляемыми.

Государство отвечает на запросы людей и во главу своего диалога с обществом ставит свою практическую полезность – способность обеспечивать общество уникальными услугами. Общество теперь видится как потребитель, а государство – основной поставщик монопольных, государственных услуг. Этот подход дополняет эффективное государство и делает его современным обслуживающим государством – Service Governance.


Как создать систему управления государством, которая будет отвечать вызовам времени


Государство vs Будущее

Мы уже говорили о том, как повлиял прогресс в технологиях, демократизация и миграция на государство, чуть не уничтожив его. Однако, мировые перемены на этом не только не закончились, но и продолжили ускоряться. С приходом интернета и революции в коммуникациях мир с каждым часом претерпевает все больше изменений.

Мироустройство усложняется и внешние функции государства – представление интересов страны на международной арене – выходят для многих стран на первые роли.

Мироустройство усложняется и внешние функции государства – представление интересов страны на международной арене – выходят для многих стран на первые роли

И на фоне стремительных перемен, имеющих потенциал на новое мироустройство, государство должно взять на себя функцию стратегического управления, визуализации будущего для своей страны.

Если раньше эта функция называясь похоже, но по сути звучала иначе, то сегодня она становится одной из ключевых: от успешности ее реализации зависит скорость и направления развития общества конкретной страны.

Стратегически и аналитически — Anticipatory state

Многие государства уже успели трансформироваться и переосмыслить свои управленческие функции, став Anticipatory state.

Эта система управления уже совсем не сосредотачивается на текущем положении дел в стране, во многом делегировав функции из системы Good Governance обществу и рынку, а из Service State – негосударственному сектору. Тут фактически ведется управление будущим, где на основе Big Data формируются профили вероятности развития будущего и прорабатываются реакции на них.

Современное государство во многом становится большим аналитически-прогностическим центром

То есть современное государство во многом становится большим аналитически-прогностическим центром, работающим на выработку ответных результативных стратегий на возможные сценарии развития событий исходя из вероятностной карты рисков.

И кажется государственный чиновник будущего — это высоко образованный аналитик, способный мыслить стратегически. Возможно потому, что простые и понятные функции линейного управления на себя уже взяли алгоритмы и роботы?


Подготовила Татьяна Клименко

Рекомендуем