Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Психология лидеров: сравнительный опыт России и США

Между руководителями организаций в России и США много общего, но существуют и различия, демонстрирующие характерные национальные черты. В продолжении нашей серии публикаций о психологии лидерства и ее влиянии на формирование будущего — сравнительный анализ лидерских компетенций представителей двух стран

Основные характеристики лидерского видения в России

В представлениях российских руководителей лидерское видение выступает как функция эффективного руководителя, реализация которой включает нескольких компонентов:

1) прогнозирование на основе анализа;

2) придание лидерскому видению формы, понятной для коллектива организации и способствующей его реализации;

3) привнесение позитивной окраски для воодушевления коллектива.

Сходство и различия лидерского видения в России и США

Сходные черты лидеров команд в России и США заметны в таких характеристиках, как «содержательность», «ориентация на опережение конкурентов», «ориентация на финансовые показатели», «принятие всеми в организации».

Есть и различия: российские руководители склонны рассматривать управленческое видение как инструмент интеграции руководителя и коллектива. Наивысшие оценки у них получили такие характеристики лидерского видения, как «исходящее от лидера», «понятное сотрудникам» и «доведенное до сотрудников».

Напротив, американские менеджеры склонны рассматривать видение с точки зрения его ориентации на задачу. Выбираются, соответственно, такие характеристики, как «побуждающее к действию», «ориентированное на опережение конкурентов», «долгосрочное».

По итогам опроса топ-менеджеров российских компаний среди наиболее важных факторов, стимулирующих внимание руководителей к совместному будущему наиболее часто они упоминают повышение заинтересованности руководителей в долгосрочных результатах работы возглавляемых компаний.

Заинтересованность российских топ-менеджеров к повышению внимания к долгосрочным результатам работы, вполне понятна, если учесть сложившуюся в России практику формирования компенсационных пакетов высшего руководства. Как известно, российские компании пользуются инструментами долгосрочного вознаграждения топ-менеджеров значительно реже, чем зарубежные.

Например, в США до двух третей общего дохода топ-менеджера приходится на акции, опционы и отложенные бонусы, в Европе — до 50%, а в России — лишь незначительная часть. Другими словами, если в развитых странах доход топ-менеджера состоит из трех частей, то в России часто только из двух — относительно небольшой зарплаты и крупного бонуса.

При этом многие российские компании, акции которых обращаются на зарубежных площадках, страхуют ответственность топ-менеджеров за ошибочные стратегические решения, приобретая специальные страховые полисы. Таким образом, ориентация руководителей на долгосрочную перспективу, поиск долгосрочных возможностей и анализ отдаленных рисков не получают у нас существенных финансовых стимулов.


Продолжение следует

Публикация подготовлена на основе доклада “Отношение к будущему в российских управленческих командах”

Рекомендуем