Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Привет, «Малыш»!

С нами поговорил личный фотограф атомной бомбы и создатель «Википедии вещей» Дмитрий Девинн

Давай начнём наш разговор так, как ты презентуешь его обычно крутым калифорнийским инвесторам?

Привет, я Дима – дизайнер, со-основатель «Википедии вещей» Thngs. Мы делаем сайт, на котором можно найти информацию о любом предмете, обсудить его, добавить к себе в коллекцию ил даже купить. Но в первую очередь, наша команда создаёт механизм, который сохраняет знания о предметах. Мы работает с музеями и производителями, оцинковываем их коллекции, делаем онлайн выставки.

Интернет сегодня стараниями властей и корпораций хранит в себе информацию почти обо всех действиях людей. Но никто до нас не пытался системно собрать в цифровом виде данные про вещи.

Почему ты вообще стал заниматься этим проектом?

Вещи – это отражённая в материи память человечества. Каждый предмет хранит в себе знания о том, кем он сделан, когда, для чего, какой экономический и политический контекст на него влияли. Всю эту информацию мы можем перенести в цифровой вид

Википедия — глобальная энциклопедия обо всём. Вы тоже не делаете принципиального различия между произведениями искусства, промышленными предметами и просто чем-то рукотворным?

В рамках проекта Thngs «вещь»  для нас — это всё рукотворное и движимое. То, что было создано человеком и может передвигаться в пространстве. Здания, например, при таком подходе воспринимаются системой вещей и в сферу наших интересов не попадают. Thngs это техника, одежда, коллекционные штуки, журналы, значки, вот это всё.

Вентилятор Braun HL 1 (1959 год)

Если же говорить про ценность вещей с точки зрения информационной содержательности, то мы не делаем принципиального различия между картиной Моны Лизы и условным вентилятором из 50-х годов, который был в массовом производстве. И будем оцифровывать их совершенно одинаково. Наша задача — зафиксировать и сохранить данные, которые заложены в предмете, и правильно их подать на экранах устройств пользователей.

Значит, вы делаете цифровую копию вещи и сопровождаете её каким-то описанием?

Да, на Thngs у каждой вещи есть своя страничка, где собраны изображения и данные о ней. Мы используем фильтры, схожие с Википедией, при клике на него можно посмотреть, какие вещи обладают схожими свойствами.

Мы сами снимаем вещи, делаем фото и секвенции 360, чтобы предмет можно было вращать в экране. Весь контент производится по одному стандарту, все вещи сняты на белом фоне с симметричным освещением и в геометрически выверенных ракурсах. Ещё мы планируем делать для некоторых вещей 3D-модели: они позволят воспроизвести этот предмет в домашних или промышленных условиях.

Когда мы это реализуем, получится, что вещь проходит путь трансформации из физического объекта в цифровой и обратно в физический.

3D-принтеры в быту – это пока всё ещё отдалённое будущее. А чем сегодня живёт ваш проект?

Сегодня сайт Thngs — это образовательный блог про вещи. В первую очередь, мы делаем онлайн-выставки: оцифровываем коллекции музеев и производителей, после чего выкладываем данные в общий доступ.

Какая онлайн-выставка была наиболее удачной?

Самая большая из опубликованных — это выставка Политехнического музея про историю советской космонавтики. Там был довольно долгий и сложный процесс оцифровки. Мы отсняли порядка 120 экспонатов, связанных с космосом: от космической еды и всяких интересных запчастей космических кораблей до, собственно, самих космических кораблей.

Спускаемый модуль космического корабля «Восход-1» / © Политехнический музей, фото Thngs

Мы оцифровали спускаемый аппарат, в котором Валентина Терешкова вернулась на Землю, пульт управления космическим кораблем, которым пользовался Юрий Гагарин, первый спутник, огромную полномасштабную модель лунного корабля, и многое другое.

Что ещё неожиданного вам приходилось оцифровывать?

Самое странное из всего, что мы пока снимали — это атомная бомба «Малыш», (РДС-1).

Атомная бомба РДС-1, 1949 год / © Политехнический музей, фото Thngs

И какие ощущения возникают при знакомстве с атомной бомбой?

Трепет. (смеется)

Сколько ты уже занимаешься этим проектом?

В целом, уже более двух лет мы работаем над Thngs. Мы начинали с сырой идеи и много экспериментировали и пробовали, пока не пришли к нынешнему видению всех процессов. Мы много ошибались, но я рад, что сейчас Thngs уже начинает напоминать цельный и работающий механизм. Мы знаем кто наши клиенты, что им надо и что мы им можем дать. Никто не говорил, что делать новую Википедию будет легко и быстро.

Твоё отношение к вещам за время его реализации как-то поменялось?

 Моё восприятие изначально было немного искажено тем, что я дизайнер. Мне интересна форма и функция предмета, его история, способ изготовления — дизайн.

Например, военные экспонаты очень занимают меня тем, что их дизайн продиктован функциональной необходимостью. Если говорить про вещи массового потребления, то там уже есть какой-то декор и своеобразный характер, который проявляется через это оформление.

Радиопередатчик А. Попова, 1899 год.

Иногда китайские подделки кроссовок интереснее, чем оригинал, потому что в них есть кусочек Китая. Стал бы я носить китайскую подделку? Скорее всего, нет. Но с точки зрения информации, заложенной в предмете, фейк иногда может быть интересней оригинала.

Я слышал, многие инвесторы, когда к ним приходят люди со стартапом, просят назвать аналогичные проекты. И, если прямых аналогов на рынке нет, это значит, что идея маловостребована. Есть какие-то проекты, похожие на вас?

Есть много сервисов, которые предоставляют инструменты для того, чтобы заинтересованная сторона могла сама снимать предметы. Они нацелены, в основном, на магазины, которым необходимо быстро снимать много вещей. Но для них главный приоритет – не качество контента, а скорость его производства. После того, как товары продаются, они убирают эту информацию из общего доступа и она пропадает.

Мы работаем на долгую память. Во-первых, мы со всей ответственностью и вниманием к деталям оцинковываем предметы, во-вторых, мы сохраняем и распространяем получившийся контент.

Мы просим всех наших собеседников сделать далекоидущий прогноз на будущее, исходя из тех трендов, которые им знакомы. У тебя есть какие-то фантазии про сообщество музеев или про грань между миром вещей и миром интернет-образов?

Мне очень нравится, что музеи с каждым годом становятся всё интереснее. Я уверен, эта тенденция продолжится. Через несколько лет, помимо своей основной миссии сохранения наследия прошлого, каждый музей станет выполнять роль образовательного и досугового центра.

Этому активно способствует Интернет, который продолжит стирать границы и расстояния между людьми. Так, у школьника, который увлекается скейтбордом в Перми, появится доступ к музею скейтбординга, который находится на севере Калифорнии. И наша миссия — ускорить эти процессы.

Продолжат развиваться каналы и форматы связи. Я, например, очень верю в технологию «дополненной реальности», верю, что она станет массовой в ближайшие 5-10 лет. Мы уже разработали прототип просмотра вещей в VR на Google Cardboard, и в ближайшие год-полтора мы сделаем первую VR-выставку.

 

Девайс виртуальной реальности Gear VR (2015 год)

Мне очень хочется верить, что в ближайшие 3-5 лет «Thngs» станет тем местом, куда люди станут активно обращаться за информацией о предметах. В нашем проекте мы делаем ставку на развитие технологии воспроизведения вещей: когда люди перестанут заказывать товары по почте, а у них дома будет стоять условный 3D-принтер, который станет печатать необходимые вещи.

Возможно, это не будет трехмерная печать в современном виде. Потому что сейчас мы имеем по сути двухмерную печать, которая наслаивается одним слоем на другие, чтобы получить третье измерение. Может быть, разработчики научатся конструировать материю путём фотосинтеза или сделают какую-то другую технологию химического воспроизведения предметов по исходному файлу.

В любом случае, мы верим, что Thngs станет главным местом, в котором будут храниться исходники всех вещей, физической памяти человечества.

Дима Девинн

Дизайнер, со-основатель Википедии вещей Thngs.

Выпускник института архитектуры, медиа и дизайна «Стрелка».

Родом из Одессы, где занимался организацией фестивалей и вечеринок, дизайном общественных пространств и баров. Основатель одесского бара «Искра», после закрытия которого в 2012 году переехал в Москву для образования в «Стрелке». Последние 2 года руководит компанией Thngs, которая оцифровывает музейные коллекции и публикует онлайн-выставки. Продолжает делать дизайн для сторонних проектов, как, например, приложение для обучения русскому языку Survival Russian, оформление фестиваля «Пикник Афиши 2015», и многим другим.

Рекомендуем