Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Береги социальный капитал смолоду

17 мая 2016 года британская газета Daily Mail объявила, что благодаря сервису FindFace, разработанному в России, мир окончательно потерял приватность и уже не станет прежним. Мы поговорили с основателем FindFace Максимом Перлиным об успехах его проекта, проблемах приватности и о том, какое значение в будущем будет иметь для каждого человека его «социальный капитал»

Предлагаю начать нашу беседу с разговора про FindFace. Как этот проект прогремел на старте и что с ним происходит сейчас?

История простая и банальная. В 2015 году я прочёл на одном зарубежном сайте, что алгоритм российских разработчиков обошёл Google и Facebook и занял первое место в конкурсе по распознаванию лиц, организованном Университетом Вашингтона. Это был алгоритм Артёма Кухаренко – основателя компании NTechLab. Мы были знакомы, и я позвонил ему, чтобы поздравить с победой. Помню, мне было даже немного обидно, что в российских СМИ это событиетак слабо освещалось. Во время этого разговора я и придумал FindFace – проект, который сможет использовать базу социальной сети ВКонтакте и распознавать фотографии.

Артём назвал низким жанром попытки развлечь пользователей соцсетей, но согласился, что было бы интересно испытать алгоритм на такой масштабной задаче. Поэтому он дал мне разрешение использовать свою технологию. Так и возник FindFace.

За первые полторы недели работы сервиса FindFace им воспользовались более 100 000 человек

В BlackLight мы занимаемся вирусным маркетингом, скрытой рекламой и другими подобными вещами, поэтому, разумеется, я решил использовать весь свой опыт на этом проекте. Сначала мы позиционировали его как сервис по дейтингу: «Встретил девушку в метро, но стесняешься познакомиться? Сфотографируй её, загрузи в FindFace, найди профиль в ВКонтакте и получил возможность ей написать».

Но с первого дня работы проекта люди стали использовать его в абсолютно различных целях — помимо дейтинга обнаружилось в итоге около 30 различных направлений, как можно использовать FindFace.

Именно с таким широким позиционированием мы вышли сейчас на западный рынок. Наше последнее достижение – возможность искать изображения по всей базе социальной сети Твиттер.

Про вас писали BuzzFeed, Guardian, Bloomberg, Independent. Получается, теперь вы международный проект, который работает без особой привязки к России?

Да, именно так.

Из интересного можно добавить пару слов про маркетинг. На продвижение FindFace было потрачено 0 рублей 0 копеек: всё раскручивалось за счет того, что мы правильно использовали тренды и новости, которые есть в интернете.

Скандалы на Дваче, когда пользователи с помощью нашего сервиса стали находить ВКонтакте реальные профили порноактрис, поимка преступников, арт-проекты… Сработал именно тот потенциал бомбы замедленного действия, который я изначально увидел в проекте, из-за которого он меня и заинтересовал.

В апреле 2016 года активисты вычисилили поджигателей подъезда в незаселённом доме благодаря кадру с записи камеры наблюдения лифта и приложению FindFace

Собственно, меня больше всего интересует, в чём секрет такого взрывного успеха FindFace? К моменту вашего старта уже работал поиск Google по картинкам. Он провоцировал какие-то локальные скандалы, но не было ощущения, что мы оказались в новом мире. Когда же выстрелил FindFace, многие начали говорить вслух о том, что все, мы перешли, наконец, в новую реальность, где границы между приватным и публичным стерты. Почему всё произошло именно так?

Во-первых, важную роль сыграл всё же технический момент. Google ищет по картинкам, но не ищет по лицам, здесь мы их обошли.

И нам, действительно, удалось перевернуть мнение масс о приватности.

Занимаясь FindFace, я вижу огромное число людей, которые до нашего появления и не подозревали, как много хранят в себе социальные сети из того, что им хотелось бы скрыть.

Есть множество профессий, например, девушки по вызову, стриптизерши, актеры вторых планов или актеры рекламы, люди, которые занимаются каким-нибудь Даркнетом, продажей лекарств, финансовыми пирамидами… Это огромное количество людей, которые не хотят, чтобы их находили.

Но при этом им хочется вести профили в социальных сетях?

Да, они хотят там находиться. Но они даже в страшном сне не могли представить, что теперь любой школьник, сфотографировав их на телефон, может быстро найти их в социальных сетях. Это реально несколько переворачивает мир.

Насколько сильно технологии, подобные вашей, изменят будущее?

Думаю, достаточно заметно. Уже сейчас можно говорить о появлении негласного этикета ведения социальных сетей. Например, современные школьники понимают, что любая информация, которую они выложили в интернет — это общенародное и общемировое достояние. И если сегодня они опубликуют фотографию, где у кого-то, не дай бог, прыщ на носу — это увидят сразу во всём мире, будут смеяться и обсуждать. И, в отличие от наших мам и бабушек, которые без колебания публикуют фотографии, как мы маленькие купаемся голыми в фонтане, сегодняшние школьники, подчиняясь неформальному этикету, спрашивают друг у друга: «Петя, ты не против, если я эту фотографию с тобой выложу?» Это абсолютно новая модель поведения.

Встречный тренд, который задают эти технологии — делают приватность более открытой. Есть известная фотография, на которой Брежнев сидит в трусах и разговаривает по телефону. В свое время она наделала много шума: многим это казалось ненормально. На сегодняшний день студенческие фотографии Медведева в косухе вызывают только улыбку.

В мае 2014 года Федеральная антимонопольная служба запретила использовать образ обнажённого Леонида Брежнева в рекламе цветочного бутика на Сахалине как непристойный

Я уверен, что наше поколение, имея доступ к тысячам выложенных фотографий будет ко всему такому относиться проще. Лично меня уже не очень беспокоит то, что я прихожу на встречу с потенциальным клиентом или инвестором в деловом костюме, а через три минуты он может найти в социальной сети фотографию, где я пьяный обнимаюсь в клубе с какой-то полузнакомой девушкой.

А если подумать о глобальном влиянии? Изменится ли сама система социальных маркеров за счёт онлайн-измерения нашей жизни?

Думаю, в добавление к маркерам, по которым мы привыкли идентифицировать людей (пол, национальность, достаток, культурный уровень и так далее) просто добавится новый маркер, который можно назвать условно «социальная популярность». Как в Живом Журнале в своё время было понятие «социальный капитал».

Думаю, этот социальный капитал плотно входит в нашу жизнь. Я вижу, как многим молодым людям уже всё равно, что какой-то человек не очень обеспеченный, не очень образованный, не очень внешне интересный, не очень модный — но он популярный, значит вызывает у них интерес. Популярный именно в онлайне – то есть у него много подписчиков.

В этом новом маркере нет ничего страшного, я им сам пользуюсь. Когда ко мне приходит устраиваться на работу, например, продюсер проектов, при прочих равных мне гораздо ближе и милее человек с большим количеством подписчиков в социальных сетях — значит, он чувствует аудиторию, пишет то, что ей интересно и сможет перенести этот позитивный опыт на моих клиентов. И этот новый маркер уже сегодня оказывается востребован везде и всюду. Это, действительно, новый тренд.

Береги социальный капитал смолоду?

Именно так. Я не являюсь блогером, и когда можно было завести Инстаграм, сказал: «Это какая-то новая модная штука, не буду. Разберусь для клиентов, но сам не буду». Появился Ютуб потом, тоже: «Это не мое». И теперь я жалею. На сегодняшний день с профессиональной точки зрения мне было бы полезно, если бы у меня в Инстаграме было сто тысяч подписчиков. Так что да, можно сказать «береги и копи социальный капитал смолоду».

Например, как сегодня можно быть певицей и не иметь больше 50 тысяч подписчиков в соцсетях? Значит, ты плохая певица. А если ты модель — то полмиллиона, пожалуйста. И так реально и есть.

19 июня 2014 года полиция Калифорнии опубликовала на своей странице в Facebook фото правонарушителя Джереми Микса, задержанного за незаконное хранение оружия. Фото привлекательного мужчины тут же вызвало ажиотаж в социальных сетях и он был объявлен «самым сексуальным преступником мира». Отсидев два года, Микс принял решение начать карьеру модели и дебютировал в качестве манекенщика на нью-йоркской Неделе моды 13 февраля 2017

Больше скажу: мы сотрудничали с одной достаточно известной моделью, которая живёт в Америке. Она пришла к нам и говорит: «Мне мое агентство ставит условие: если у меня не будет через полгода ста тысяч подписчиков, то со мной разорвут контракт. Надо что-то придумать». И это не только ей — всем моделям поставили такое условие. Это реальная история.

По твоим ощущениям, это какое-то временное помешательство или, действительно, дивный новый мир? И в диапазоне 15-18 лет эта тенденция только усилится?

Думаю, это дивный новый мир, но не уверен, что эта тенденция как-то усилится.

В определенный момент она выйдет на свой предельный уровень и остановится на нём. Без каких-то последующих изменений.

Название романа Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» цитирует слова шекспировской трагикомедии «Буря»: «О чудо! Какое множество прекрасных лиц! Как род людской красив! И как хорош тот новый мир, где есть такие люди!». Изображение The New Atlantis/Facebook

Могут меняться социальные сети, параметры оценки, но глобально этот новый маркер – называйте его «социальный капитал», «социальная популярность», число аудитории, лидерство мнений в собственном кластере — думаю, он появился и точно никуда не уйдет в ближайшие 15-20 лет.

Беседовал Илья Переседов


Перлин Максим
Основатель сервиса FindFace

Выпускник факультета журналистики МГУ. Карьеру начал в 2007 году в качестве управляющего партнера издательства Facultet. В 2008-2009 году работал продюсером на интернет-телеканале Russia.ru. C 2013 года – управляющий партнер креативного агентства BlackLight Creative Communications
Читает авторские лекции по вирусному маркетингу на конференциях в МГУ, Высшей Школе Экономики, ГУУ, Школе событийного продюсирования Бокова, для различных государственных учреждений

Рекомендуем