Нажмите ENTER, чтобы посмотреть результаты поиска, или нажмите ESC для отмены.

Что в первую очередь движет прогрессом? Стремление жить без заморочек

Автор и ведущий программы «EXперименты» на канале «Наука» Антон Войцеховский любит российские скоростные камеры, знает, как устроены роботы для сельского хозяйства, и верит, что просвещение помогает не бояться прогресса

Антон, в своих программах ты часто рассказываешь про российские технологии. Есть что-то, что по-человечески тебя поразило?

Конечно. У нас сегодня на производствах внедряются совершенно удивительные устройства, которые ты и представить себе не мог.

Например, все мы с детства знаем гречку с чёрными зернышками, которые неприятно скрипят на зубах: они называются «необрушенными зернами». Гречка перед упаковкой проходит процедуру очистки (обрушения), чтобы эти черные оболочки слетели. Но традиционная технология центробежной тряски сохраняет их в общем потоке зерна. И даже небольшие камушки.

Звучит странно, но на самом деле для производителей круп это – большая проблема. И в одном городе люди на отечественных технологиях сделали фотосепаратор «Зоркий», который полностью отделяет плохие зерна от хороших. В левом лотке чистые зерна, в правом — камешки, веточки, необрушенные зерна.

Как это работает? Совершенно удивительно: внутри аппарата есть скоростные видеокамеры, мимо которых пролетает зерно. И они успевают заметить, какие зерна отличаются от остальных по цвету. Ниже стоят множество сопел, как органные трубы, которые точным ударом воздуха выбивают из однородного потока зерен тёмные вкрапины. Так они очищают всё: гречку, овес, рис, даже белый горох от зеленого могут почистить.

Неожиданно видеть в сельском хозяйстве такое сложное устройство, которое включает в себя компьютер, пневматическую систему, скоростные камеры и многоуровневые алгоритмы.

Андрей Колесников – директор Ассоциации интернета вещей – рассказывал нам уже, что в России роботизация начнёт активно себя проявлять в сельском хозяйстве. Но, согласен, когда видишь такое вживую, это удивляет. Есть ещё примеры?

Множество. Сегодня под любой процесс придуман механизм.

Например, в одном другом месте в России я встретил автоматического штукатура. Если раньше ты вызывал человека, который тебе выравнивал стены, то теперь придумали аппарат, который это делает автоматически.

Есть скоростная камера, сделанная у нас, называется она EVERCAM. Я узнал о ней в прошлом году с удивлением, так как раньше считал, что на этом рынке есть всего три крупных игрока — американский, японский и немецкий — и только они делают мощные и дорогие штуки. Но тут появляется какой-то неизвестный российский игрок и пощупав камеру, попробовав ее в деле, я убедился, что она – стопроцентно скоростная камера. Снимает со скоростью 4500 кадров в секунду и может поймать полет пули, полет стрелы, процесс распада взрывчатки во время взрыва.

Что, по-твоему, является главной движущей силой таких изобретений?

Стремление получить жизнь «без заморочек».

Секретный ингредиент, так называемого, «Apple way», когда ты не паришься и просто нажимаешь одну кнопку — а всё остальное происходит само. Любая технология, которая надеется стать успешной, будет идти по пути «Apple way».

Было три педали у машины, а ноги у человека две: возникли конфликт и дискомфорт. И появилась автоматическая коробка передач, которая вытеснила механику. Потому что это просто и без заморочек. И так во всём.

Значит, девиз нашего будущего – роботизация, роботизация и роботизация?

Да, безусловно. Я бы только сказал, не роботизация — (робот — это немного неправильное слово) — а «автопилотирование». С каждым годом у человека всё больше будут отниматься какие-то рычаги управления. Это поначалу будет вызывать в людях раздражение и недовольство. Но такая тенденция есть, я вижу, насколько быстро она внедряется.

Так ли беспричинно это недовольство? По моим наблюдениям, люди просто опасаются, что бездушные механизмы могут оказаться небезопасны.

Причина этого страха во многом – неведение.

Шесть лет назад я снимал фильм «Беспилотники». И мне тогда показалось странным, что это – «полуроботы»: им нельзя в некоторых вещах задать какие-то критические параметры. Взять и уронить в штопор, например: они всегда автоматически поддерживают определенную скорость. Или задать определенные углы атаки, в которых может потребоваться резко развернуться. Вплоть до того, что, если беспилотник будет лететь в стенку, ты не сможешь резко отвернуть, потому что такой несёт в себе угрозу сорваться в штопор, потеряв набегающий поток воздуха.

Тогда мне это казалось странным: как же так? Мое устройство — что хочу, то и делаю. Хочу — в штопор роняю, хочу об стену бью. Но появилась компания DJI, которая сделала коптеры массово доступными, и я вдруг убедился: если всё сделано по уму, хорошо, продумано, с многими функциями дублирования — то автоматизация гораздо лучше для человека, чем если бы он обладал полной свободой.

Например, в современном коптере, если ты бросишь стики управления (например, кто-то подойдет и вырвет пульт управления из рук), то с дроном ничего не случится — он просто застынет в воздухе. И даже сильный набегающий поток воздуха его не сдует в сторону. И если я резко начну его снижать, быстрее, чем 3 метра в секунду, он не разгонится так сильно. И я никогда не смогу его перевернуть. Более того, сейчас эти ограничения пошли ещё дальше: производители вмонтировали камеры по периметру коптера. Теперь, если ты летишь куда-то вперед, разогнался до максимума и хочешь врезаться в стенку — ничего не получится, аппарат сам затормозит и остановится заранее.

Думаю, нечто подобное так или иначе, постепенно, со скрипом, но перейдет и в пассажирскую авиацию. Автоматические ограничения в свободе, когда пилот не может создать критическую ситуацию — это естественный путь развития любой пилотируемой техники. С автомобилями это тоже произойдет рано или поздно. И это будет здорово.

Поговорим про будущее и телевидение. Сегодня приходится слышать, что телевидение — это уже мертвый формат, а следующий виток — это какая-то интерактивная штука. Так ли это?

Мы все прекрасно знаем, что с появлением телевидения театр никуда не исчез. От того, что появился интернет, телевидение не то что никуда не делось, а стало лучше жить. Потому что многие забывают, что тот контент, который они потребляют в интернете, как правило, телевизионный.

И если кто-то смотрит «Игру престолов», скачивая из интернета, то не забывайте, что этот сериал изготовлен телеканалом HBO. А «Шерлок» — BBC. И все фильмы сначала проходят через прокат в кинотеатрах, а только потом выходят на дисках и в онлайн-кинотеатрах. Так что на самом деле, профессиональное телевидение жило, живёт и будет жить дальше.

Что же касается видеоблогинга – это всего лишь это ещё один формат. И он не способен подчинить или подавить все остальные.

Я занимался видеоблогингом в прошлом году, сделал канал Russian Slow Motion и много интересного для себя почерпнул в рамках вот этой «игры в интернет». Скажу честно: интернет, в отличие от того же телевидения, очень сильно отрезвляет. Любой может сказать тебе, кто ты есть такой. Чаще всего это бессмысленные швыряния грязью, но иногда тебе могут указать на твои реальные ошибки. И это сильно отрезвляет и стимулирует развиваться в лучшую сторону.

Через 10 лет в этой ситуации что-то поменяется?

Думаю, стремление людей привлекать к себе внимание будет только возрастать. В будущем публичному человеку будет важно заявить о себе как можно чаще. На разных площадках, в разных форматах. В идеале, быть заметным и замеченным каждый день.

Когда-то Сэлинджер и Марлен Дитрих были теми, кто на пике известности закрылись от внешнего мира. А их коллеги не закрывались, а снимались, давали интервью, кормили новостями светскую хронику. Теперь форматов и площадок становится всё больше, поэтому публичные люди (и те, кто хочет таким стать) будут жить в условиях необходимости присутствовать везде.

Не может получится так, что через 10 лет критическая масса людей, которые профессионально и ярко умеют говорить на камеру, достигнет такого объема, что это спровоцирует какой-то социальный сдвиг?

Как в той юмореске: срочно нужен врач, а все вокруг фотографы? Не думаю!

Мне кажется, общество – это саморегулирующаяся система, которая внутри себя будет поддерживать необходимое количество специалистов. Другой вопрос в том, что хороший специалист в любой сфере — это большая редкость. Если даже в мире появится миллион видеоблогеров, это не значит, что будет миллион хороших видеоблогеров. Хороших будет по пальцам двух рук. Как и врачей и других.

Popular Video Blogger With Like Subscribe Flat Vector Illustration

Модным может быть разное. Когда-то модно был хоккей — и по экспоненте шёл рост увлечения людей играть в эту игру. Когда-то — в футбол, кто-то геймингом начинает увлекаться. Но когда что-то на пике, маятник постепенно начинает идти в другую сторону и всё сглаживается — и становится ровно столько, сколько системой востребовано.

Что тебе самому интересно в ближайшие годы? Ты стал журналистом, автором программы, преподавателем, попробовал себя в видеоблогинге. Что дальше?

Есть такая штука, как предельное значение тиражирования твоего собственного лица. Когда ты постепенно упираешься в то, что своим лицом ты можешь присутствовать в каком-то количестве продуктов. И если же тебе хочется чего-то большего — ты начинаешь заниматься продюсированием. Начинаешь изготавливать себя в ком-то другом.

То есть ты планируешь для себя карьеру продюсера?

Есть хорошая поговорка: хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Ты спросил, что дальше. Я думаю, если мне и есть куда-то профессионально, то пусть это будут не мои руки, а мой мозг.

Беседовал Илья Переседов


Войцеховский Антон – российский журналист, телеведущий. С 2010 года ведёт программу «Наука 2.0» (с 2011, после появления одноимённого канала – «EXперименты») на телеканалах «Россия-2» и «Наука». В ноябре 2011 года победил на Всероссийском конкурсе СМИ «PRO-образование» в номинации «Лучшая телепрограмма о науке». В ноябре 2013 года документальный фильм Антона Войцеховского «Вертолёты», показанный на телеканале «Наука», стал лауреатом премии Ассоциации международного вещания International Media Excellence Awards-2013 в номинации «Лучшая программа о науке». С 2016-го ведет программу «Машиностроение» на России 24.

Рекомендуем